Смекалка курсанта

2015-06-12 | 19:27 , Категория текст


Одна из историй моего старшего брата. Впервые услышал ее лет пятнадцать назад. С тех пор эта история неоднократно пересказывалась моим братом в разных компаниях и под разным количеством выпитого алкоголя. Однако каждый раз я смеялся, словно слышал ее впервые. Итак, далее со слов старшего брата от первого лица, слегка приукрашенная мною, насколько у меня это получилось.

Случилось это в далеком 1994 году, как раз перед расформированием Энгельсского училище ПВО ВМС. Четвертый выпускной курс [раньше в военном училище выпускались после четырех курсов] усиленно готовился к госэкзаменам. В то время как мы – первокурсники – всерьез раздумывали над тем, куда переводиться после того, как училище прекратит свое существование.

Одному из моих знакомых как раз предстояло сдавать госы, и все бы ничего, если бы одним из предметов не оказалась «Тактика». А вся проблема заключалась в том, что мой товарищ (назовем его курсант Иванов) еще на втором курсе очень сильно «закусился» с преподавателем по тактике, майором Петровым. Тогда смекалистый Иванов каким-то чудом неизвестно с какого раза умудрился получить оценку «удовлетворительно». Но впоследствии конфликт разгорелся с новой силой, в результате чего майор Петров курсанту Иванову по величайшему секрету сказал: «Будут госы – завалю!»

Да, до госов было еще около 2-х лет. И, как и в истории с «говорящим» ослом Ходжи Насреддина, курсант Иванов убедил себя в том, что до этого дня целая вечность. Однако вечность оказалась конечной.
И вот уже Иванов стоит перед комиссией, а довольный майор Петров потирает руки и вежливым, мягким, сладким, но полным ненависти голосом просит курсанта взять билет.
Мельком пробежав взглядом вопросы и тяжело вздохнув, несчастный курсант понуро побрел вглубь аудитории готовиться к ответу.

Здесь на минуту нужно оставить курсанта Иванова за подготовкой к ответу и упомянуть одну важную деталь. А именно: как повелось в нашей доблестной армии еще с незапамятных времен, любое мало-мальски важное событие обязательно посещала какая-нибудь комиссия в лице как минимум полковника, но чаще всего от генерала-майора и выше. Причем инспектируемые объекты комиссия выбирала не по важности происходящего там события, а по качеству протопленной бани, накрытому столу и стоимости проституток. Так и в этот раз какой-то штабной генерал-лейтенант в сопровождении начальника училища почти незаметно бродил по территории, что-то усиленно высматривая и помечая в своем блокноте.

Тем временем курсант Иванов окончательно пришел к выводу, что перед смертью не надышишься и, не глядя в полные ликования глаза преподавателя, поднялся с места, дабы смиренно принять свою судьбу. Он шел к комиссии словно на эшафот, словно подконвойный, подгоняемый в спину взведенными автоматами, с приложенными к стволу штык-ножами.

И вот момент расплаты: ехидная, гневная, ликующая гримаса майора, Петрова, которой не хватает только потирания рук с дьявольской ухмылкой, задает вопрос:

– Курсант Иванов, готовы отвечать?

– Так точно, – промямлил курсант Иванов. – Билет номер одиннадцать…

И не успел курсант Иванов зачитать первый вопрос, как дверь в аудиторию с шумом открывается, и в помещение дружно вваливается вся вышеупомянутая комиссия во главе с генералом. Тут же следует громкое «смирно!», а спустя мгновение куда более тихое «вольно!». Начальник училища, оживленно жестикулируя, рассказывает что-то генералу; генерал же, изредка кивая, водит задумчивым взглядом по аудитории.
И вот тут курсант Иванов проявил всю отточенную годами армейскую смекалку. На все про все ему понадобилось не больше десяти секунд: строевым шагом, вознося носок сапога до небес, словно он шел не по обшарпанному паркету аудитории, а вышагивал по красной площади, да и не к какому-то там штабному генералу, а с докладом к самому министру обороны или чего уж там – президенту, курсант промаршировал в сторону делегации и остановился прямо перед краснощеким, слегка удивленным и заметно уставшим генерал-лейтенантом, вскинул вытянутую ладонь к виску и громогласно на одном дыхании произнес:

– Тарищ генерал-лейтенант, курсант Иванов ответ на билет номер одиннадцать по дисциплине «тактика» закончил.

– О! Поздравляю, сынок! – воодушевившись пробасил генерал, горячо пожимая руку курсанта. И в то же мгновение, выглянув из-за плеча Иванова в сторону преподавательского состава, добавил:

– Какая оценку курсанту Иванову?

Прежде чем ответить, майор Петров за несколько секунд успел покраснеть, позеленеть, покрыться испариной и наконец побагроветь; после чего еле-слышно, не скрывая горечи и досады поражения, он процедил сквозь зубы:

– Оценка «хорошо».

– Разрешите идти? – спросил довольный Иванов.

– Свободен, курсант, – добродушно ответил генерал.

И тем же строевым курсант Иванов победоносно покинул аудиторию.