Чёрного кобеля не отмыть добела

2015-06-13 | 00:02 , Категория текст


Знаете, а меня задолбали орды пошлых сюсюкающих людей.

Вот группа в соцсети, где собирают средства на лечение тяжелобольной девушки. Болезнь её ужасна и с трудом поддаётся лечению. Кроме того, недуг серьёзно затронул лицо, и оно восстановлению не подлежит. Не знаю, кто делает в группе помощи записи о состоянии здоровья этой взрослой девушки, но там на каждом шагу: «Сегодня у нас болел глазик, мы капали капельки, которые нам прописал врач, а ещё болел животик, была небольшая температурка. Но наша девочка все равно встала и испекла пирог, чтобы порадовать любимого папу. Пирожок получился вкусненьким».

А в дружественной группе у другой девушки все время болит ножка. Видать, один и тот же автор пишет посты и в той, и в другой группе. И это не смешно — это горько и страшно. Страшны болезни этих девушек, но вот так, когда сюсюкают про ножки, глазики и животики, жутче стократ. Это уже какой-то хтонический ужас. Не думаю, что это жалостное сюсюканье, выглядящее как какой-то натужный и растерянный пир во время бубонной чумы, поможет собрать больше средств на лечение практически безнадёжной (а это именно так) пациентки. Было интервью с этой девушкой, и вот там — действительно горе, действительно жизнь вопреки всему, действительно сила духа. А люди, создавшие группу помощи, в которой весело свиристят и пошло сюсюкают, не медвежью ли оказывают услугу?

А теперь не о страшном, теперь о смешном.

Я долго не понимала, как такое может быть. Вот человек получил высшее образование, продвигает науку, преподаёт детям физику и математику, читает хорошие книги, слушает не абы какую музыку, но всё это его не научило ничему. И бесполезно объяснять ему, что обращение к женщине «зайка» — это пошло, банально и избито, эпитет «знойная» вряд ли порадует даму не только по причине всё той же запредельной пошлости, но и в связи с ассоциацией с героиней Ильфа и Петрова — той, которая знойная женщина и мечта поэта. А уж предложение сфотографироваться в стрингах и откровение: «Солнышко, как жаль, что я не сошёлся близко с Тобой, когда ты была замужем — такая интрига пропала!» — это уж вообще ни в какие рамки. Во-первых, когда я была замужем, я бы не сошлась вообще ни с кем, потому что походы налево противоречат моим принципам. А во-вторых, писать слово «ты» с большой буквы, если это не начало предложения — это тоже какая-то дурь. Есть уважительное «Вы», если речь не идёт о множественном числе, а есть просто «ты». Предложенный мне странный промежуточный вариант же — пошлость, какая дикая пошлость! Стас Михайлов отдыхает, но только откуда такое в человеке, отродясь не слушавшем этого исполнителя, воспитанном на бардовской песне?

Я знавала людей без образования, непонятно кем и как взращенных, и даже тяжёлых алкоголиков, но зато с чутьём на пошлость достаточным для того, чтобы не опускаться до неё. Они могли употреблять нецензурные слова, они могли в нетрезвом виде писать полный несусвет, они могли высказываться грубо и цинично, но вот пошлыми они не были ни на грамм даже тогда, когда рассуждали о сексе.

Видимо, пошлость или её отсутствие — это что-то врождённое, как цвет глаз или волос. И урождённому чёрному кобелю не отмыться добела ни посредством никаких наук, никаких стихов, песен и книг. Всё бессильно — и питание, и воспитание: уж если ты родился пошлым и вульгарным, то таким и помрёшь. И так и будешь пытаться собирать деньги на лечение тяжелобольных, думая, что сюсюканьем лучше выйдет надавить на жалость. И будешь называть женщин знойными солнышками, рыбками и зайками, полагая, что они дуры и тут же клюнут на эту сладкую липкую мутотень, с радостью снимут стринги и отдадутся тебе среди роз и берёз.

Господи, лучше бы я не видела этого ничего и никого из вас не знала. Это даже не задолбало — это плакать хочется, идиоты!