Древний, как дерево мамонта

2015-06-13 | 01:28 , Категория текст


На краю Красной площади в весьма примечательном здании располагается Государственный исторический музей. Рядом Кремль, знаменитый Охотный ряд и фешенебельные отели. Почти лицо страны. Можно же ожидать от музея приличного европейского уровня? Нет, нельзя.

Про крючки для сумок в туалетах я вообще молчу. Их в нашей стране нигде вешать не принято. А сумки могут быть не только у женщин, но и у мужчин, и их тоже надо куда-то повесить, а не в зубах держать. Но это так, мелочь.

У входа на экспозицию стоит столик, где за триста кровных и тысячу или какой-нибудь документ в залог всем желающим раздают аудиогиды. Даже на разных языках. Уж не знаю, что там может быть на иностранных языках (хотя кривоватая надпись на «английском» над входом в гардероб заставляет предполагать худшее), но русский аудиогид представляет собой куцый сбивчивый монолог Капитана Очевидности.

— Это бивни мамонта. Настоящие. Не смотрите на то, что на срезе они выглядят деревянными. Этот зал посвящён монгольскому нашествию. Поверните налево. Перед вами карта походов Чингисхана. Внизу его портрет. Столица Каракорум отмечена огромным шатром. Стрелки показывают продвижение войск. Нашествие было ужасным. Пройдёмте в следующий зал.

Мимоходом аудиогид сообщил, что в Смутное время Скопин-Шуйский сражался со шведами за русский север (хотя он был убит до того, как вообще представилась такая возможность), а в XVIII веке Россия героически защищала Европу от турецкой угрозы. Кто бы мог подумать?! Кавказскую войну и войну 1812 года аудиогид зажал за ненадобностью. Между витринами он предлагал перемещаться в совершенно хаотическом порядке, что усугублялось тем, что далеко не всегда витрины вообще были пронумерованы, что уж говорить о том, чтобы номера сразу было видно. В двух залах аудиогид вообще отказался работать. Однажды предложил пройти в зал 28а, в то время как табличка на двери следующего зала именовала его «29», а на плане эвакуации он действительно обозначен «28а».

Когда аудиогид предлагал посмотреть на какой-нибудь портрет, это было почти гарантией, что портрета вообще в зале не окажется. В лучшем случае скромная табличка, что экспонат временно снят. Мы так и не смогли определить, где же должен был висеть парадный портрет Николая I. Похоже, идея повесить на место снятых экспонатов их фотографии, причём такие, чтоб их можно было разглядеть без микроскопа, работникам музея в голову даже не приходила.

Вы можете оправдывать этот бардак отсутствием денег, но, чёрт возьми, пусть ваши экскурсоводы напишут текст и сами его зачитают! Или это они и были? Тогда у меня нет слов.