Я у мамы дурочка

2015-06-13 | 08:50 , Категория текст


В последнее время меня всё больше и больше задалбывает мода молодых и здоровых людей приписывать себе самые разнообразные психические расстройства. Ребята, вам что, совсем нечем выделиться из «серой массы»? Что самое удивительное — эти же люди шарахаются от действительно больных людей и агитируют за их пожизненное заключение в дурдоме.

«У миня депресняк :(((» — пишет в соцсети молодая девушка в надежде, что к ней сейчас прибежит десяток сердобольных соплеутирателей с пачкой носовых платков. Аналогичное ей создание целыми днями не выпускает из рук планшет, «балует» себя сладостями, сопливыми фильмами и грустной музыкой, оправдывая своё безделье той же «депрой». Кисы и гламурчики, вы вряд ли доползёте до Википедии, поэтому кратко и в двух словах популярно объясню тут. Депрессия — это серьёзное заболевание мозга, и выражается оно не в плохом настроении и не в желании заесть его пирожными под грустный фильм. Депрессия — это полное отсутствие какой-либо жизненной энергии, когда не то что писать статусики и слушать музыку — встать и поесть не хочется. Это ощущение, что ты — робот безо всяких эмоций, когда ничто абсолютно не может тебя даже заинтересовать. Депрессию нельзя вылечить парой утешительных сообщений или чьей-то жилеткой. Это такая же болезнь, как язва или перелом ноги, и её лечат врачи. Припишите себе сифилис, что ли.

«Я социофоб, мне не нужно общение!» Парадокс, но это — дерзкий статус молодого максималиста, который обращён к социуму, который автору вроде как не нужен. Ребята, социофобия — это страх перед обществом, когда даже написать кому-то невыносимо тяжело. Это тошнота, головокружение и нервная дрожь, когда нужно зайти в помещение, где сидит незнакомый человек. Это невыносимо мучительные мысли о том, что ты сделал что-то не так, что на тебя косо посмотрели. Это неумение общаться невербально, буря в животе, когда надо кому-то просто позвонить. Модное самоименование «хикки» — это просто задротизм и нежелание с кем-либо общаться. Социофобы же хотят поговорить, поверьте.

«У меня синдром Аспергера», — пишет девушка, не умеющая абсолютно ничего. «У меня конверсионное расстройство», — завораживает сослуживица своей таинственностью, не подозревая, что называет себя истеричкой. «А я просто немного сумасшедшая», — говорит наименее изобретательная знакомая, считая, что после этих слов она может вести себя как дура, громко хохотать смехом гиены, опаздывать на работу и не соблюдать никаких приличий.

А у меня геморрой, @#$, гроздьями свисает. Пойду в «контактик» напишу.

Тут должна быть умная мысль, но я не могу её придумать. У меня, наверно, апатоабулический синдром.