И не свинка, и не морская

2015-06-13 | 10:54 , Категория текст


Говорите, вас задолбали блондинки в технических вузах? А меня вот задолбали преподы, которые настолько привыкли к блондинкам всех окрасов, что категорически и совершенно не способны воспринимать технически мыслящую девушку. Быть может, вы лично, дорогой преподаватель, няшны и адекватны, но вообще женщина-технарь-преподаватель — чаще всего resident evil. И в отношении товарищей по половым признакам в первую очередь.

Итак, место действия — университет. Технический. Входит в десятку лучших техвузов мира. Прикладная математика, весьма мажорная в узких кругах специальность: проходной балл максимальный, вся группа, окромя пары девушек (о да, и с этим злом я тоже знакома — свою деятельность они начинают ещё на вступительных), программирует чуть ли не с детсада.

Акт первый. Матан. Семинар. Имею я привычку много и быстро считать в уме. Да-да, и трёхэтажные формулы тоже. И вот меня вызывают к доске считать какой-то простейший пример, где в числителе — формула, в знаменателе — та же формула, но в другом виде. Недолго думая, сокращаю, пишу единицу и удаляюсь на место. Не понта ради, кстати — я действительно не знаю, как ещё такое можно решить. Разве что теорему с нуля доказывать. И пришлось ведь! Полчаса потом доказывала, что ответ мне не «подсказали из зала». Преподша не верила даже тетрадям с прорешанным материалом на семестр вперёд и наглядной верификации почерка. Что было, когда я месяц спустя «сложные» примеры решала, в уме перемножая двузначные числа, извлекая корни, да ещё и приходя к правильному ответу, страшно вспомнить. Чувствовала я себя Дэвидом Блэйном, не иначе.

Акт второй. Программирование на С++. Лабораторная. Задача — написать простейший алгоритм типа калькулятора. Уж не знаю, как теперь, но лабораторные у нас (а дело было десять лет назад) проверяли только по распечатке с матричного принтера. Уже смешно, понимаю.

Позёвывая, пишу код да обсуждаю с одногруппниками извечный вопрос, что круче: Quake III или Counter-Strike. Казалось бы, своя в доску всем, кто умеет включать компьютер. Но вот сосед в соседнем ряду картинно вздымает руки к небу и, не очень-то глуша голос, выдаёт:

— Не понимаю, не понимаю! Какого хрена не работает?! Пойду спрошу.

Отправляет на печать (и тем самым будит преподшу), выдёргивает из принтера длинную простыню и подходит за советом. Преподша, посмотрев одним глазом, удовлетворённо кивает и молча ставит в журнал «отлично». Одногруппник с круглыми глазами пожимает плечами: «Ну ладно», — и уходит на место.

Воодушевлённая я, которая только что в третий раз перепроверила программу, отправляю на печать свой код. Подхожу. Преподша смотрит в распечатку одним глазом, говорит: «Ну, так и быть», — и ставит в журнал трояк. Моя челюсть отваливается на пол, начинается выяснение отношений. Сейчас, спустя много лет, я понимаю, что не шибко одарённого человека просто смутило необычно малое количество строк. А я, как всегда, сторонница лаконичности, считала делом чести сжатие кода до минимума.

Мы начинаем спорить: препод говорит, что «это не может работать», я уверяю, что всё работает. Наконец её величество делает мне одолжение и идёт к компьютеру посмотреть в диалоговое окошко. К этому моменту круглые глаза уже у всей группы: матан и С++ всегда были моими коньками, да и на фоне пяти баллов за нерабочую программу…

Вспомнив всю таблицу умножения, преподша исправляет три на четыре. Разговор уже почти что переходит в крики. После того как я грожу кляузой в деканат, наша кустодиевская купчиха почти что с проклятиями мне всё же ставит законные пять баллов. Мда. И это была только первая лабораторная…

Акт третий. Английский. Его я знаю как родной, а на парах мы спасибо что не проходили алфавит. Я не в силах читать одну строчку шесть минут, поэтому под партой — не поверите! — решаю матрицы, за что постоянно огребаю. Сдать досрочно? Да вы что?..

Акт четвёртый. Физкультура. Захотела я пойти в секцию фехтования… Ну, вы поняли. Набор закончен, раньше надо было приходить. В августе, вестимо. В конечном счёте пришлось познакомиться с Сердючкой на аэробике.

Акт пятый. Физика. Экзамен. За полчаса решаю свой билет и билеты всех шести соседей. Полчаса у препода занимаюсь… чем? Всё тем же: доказательствами, что мне надо не три, а хотя бы четыре, тут уж на пять не претендую, увы.

Акт шестой: за неделю до Нового года преподу, на сей раз мужику, было очень лень с нами сидеть, а может, просто хотелось быстрее бухнуть в честь пятницы. Кстати, объектом изучения был Маткад — программа вроде Ворда, только заточенная не под текст, а под математические формулы. Сделав нам «одолжение», препод буквально выгнал всех с пары, сказав, что последние три строчки мы допишем на следующей неделе. На следующей же неделе все компьютерные классы уже были закрыты до начала следующего семестра. Напомню, история из разряда давнишних, когда — ужас-ужас — интернет был ещё редкостью, а мой нищебродский комп маткадовские графики доводили до самоубийства через повешенье. Не придав должного значения этой туфте, я пошла сдавать сессию, а после каникул постфактум узнала, что без этого грёбаного зачёта все экзамены считаются недействительными.

Весь второй семестр я была кинологом и ищейкой в одном лице. Поймала препода на кафедре аж трижды — в этом семестре он не преподавал, а чисто приходил отметиться. Но если у всех он принял курсач с первого раза, не глядя, то у меня зачитывал работу вслух и с выражением, да ещё заставил переписывать четыре раза — якобы (sic!) он помнит, что задавал мне совсем другое. В результате получила зачёт я только после начала второй сессии, в результате чего встал вопрос об отчислении.

Ну, и финальный аккорд сыграл деканат. Ребята, у которых были всё те же хвосты (и даже больше), спокойно продолжили учиться, некоторые сдавали тот же хвост с Маткадом уже на третьем курсе. А вот меня отчислили на платное, да ещё с потерей курса. И не помогли ни мама, ни молитвенные стояния, ни даже слёзы-сопли — декан и его зам только смотрели на меня уже таким знакомым скептическим взглядом и говорили, что лучше надо было учиться. И ладно бы на пары ходить — так не списывать! Ага-ага.

Кстати, на момент вступительных экзаменов мне было всего четырнадцать. Да-да, здрасте-здрасте, тот самый вундеркинд, которого знала в лицо и по имени вся школа, который обил пороги всех школьных олимпиад, сочинения писал в стихах… Ну, вы поняли. Наверное, самым большим шоком для меня было, что из гения я как-то резко превратилась в ТП. Не спорю: прошлые заслуги в прошлом. Но всё же, почему настолько далёком? За что, проще говоря, за что? Просто за то, что девушка? Или за то, что не открываю дверь с ноги, как иные «должники», и не канючу оценки, как прочие дамы? Или, может, надо было надеть очки с простыми стёклами и демонстрировать образ Пушкарёвой, а не Рил из «Эрго Прокси»? Кстати, да, я ни разу не блондинка, на лице нет легкомысленной улыбки, и в студенческие годы я носила чёрное, а не розовое…

А ведь вуз — это полбеды. В множество ТП я, похоже, засветила окончательно и бесповоротно в день школьного выпускного. Каждый раз, на каждом новом месте я начинаю доказывать, что не дура. Что если у меня сантиметровые ногти и кукольное личико, это не значит, что я несовершеннолетняя или глупая. Причём не сисадминам и не специалистам — нет. Мужикам-«женолюбам» и особенно — дамам, с какого-то перепугу, хоть по мужу, имеющим отношение к технике…

Особенно добил случай, когда я получала очередной диплом уже по дизайну и нарвалась на экзамен по информатике. Развернув пальцы веером, я не готовилась — и, как оказалось, зря. Сначала мне вынесли мозг вопросом «что значит крестик в углу экрана», а потом, после моего обширного повествования о том, что такое винчестер и с чем его употребляют, поставили — та-да-да-дам! — трояк. Оказывается, преподша не знала разницы между виндой-Windows и винтом-шнеком, а потому искренне считала, что я ей гоню пургу. Ушла я с экзамена с квадратными глазами прямиком в деканат, одногруппницы попадали под столы с гомерическим хохотом, а преподша, услышав про мои программизмы, шустренько переправила тройку на четвёрку, а явившемуся куратору заявила, что-де сия студентка просто курсовую, сайт то бишь, не сдала, а потому никакое «отлично» ей не светит. Отловить хитрюгу через пару дней с готовым сайтом на руках, как и когда-то маткадника, не удалось. Учат их этому, что ли?..

Морали не будет. Просто выплакалась. А Костик — молодец. Скоро за таких будем болеть, как за спортсменов на Олимпиаде, либо занесём в Красную книгу. Возможно, их таких даже меньше, чем женщин-программистов.