Фабрика молодых старух

2015-06-13 | 11:26 , Категория текст


Когда я окончила школу, была у меня мечта — учить детей. Не знаю, как так вышло, что школа не выбила из меня наивность, но я действительно мечтала сеять «разумное, доброе, вечное» и зачитывалась советскими книгами про школьников и их учителей.

Я поступила в педагогический колледж, а не в институт, поскольку он находился в пяти минутах ходьбы от моего дома. О, реальность оказалась очень жестокой!

С самого начала там стелют очень мягко: дружный коллектив преподавателей, строгий куратор группы, студенческий совет (который мы на втором году обучения стали ласково называть «эс-эс»)… Однако нам, семнадцатилетним девочкам, с самого начала подспудно внушали: вы учителя, вы наши коллеги, вы должны…

Список того, что мы «должны», рос и рос, и к тому времени, как нам нужно было давать свои первые уроки, оказалось:

  • нельзя носить не только джинсы, какими бы строгими они ни были, но и светлые брюки, брюки с украшениями и прочее;

  • нельзя носить юбки даже на пять сантиметров выше колена;

  • волосы должны быть собраны, короткие стрижки под запретом;

  • каблуки тоже под запретом;

  • курить в дни занятий тоже запрещено. Да, даже после урока. Застукают — методист вам урок не зачтёт;

  • украшения запрещены. Максимум — цепочка с крестиком и часы;

  • никакими современными технологиями пользоваться нельзя. Да, даже лазерной указкой. Только вырезки из газет, только хардкор!

  • никаких современных слов, вообще ничего современного;

  • относиться к детям по-божески? Ни за что. Только фальшивые улыбки и строгость. Иначе не будут уважать. Дети — они же дебилы, ничего не видят и не чувствуют, не так ли?

Продолжать можно до бесконечности. Напомню, нам было по 18 лет. Каюсь, я не выдержала и бросила учёбу. Но не жалею, потому что сейчас, находя «Вконтакте» своих бывших сокурсниц, я вижу, во что они превратились, и меня в дрожь бросает от мысли, что я могла стать такой же.

Пед — страшное место. За три-пять лет в стенах этого заведения юные девочки превращаются в молодых старух, иногда с перманентным пээмэсоклимаксом. Единицы сохраняют свои мозги и индивидуальность в этом аду.