Здесь нельзя щёлк-щёлк

2015-06-13 | 20:56 , Категория текст


Недавно пересматривала по телевизору популярную юмористическую программу, где был сюжет, посвящённый библиотеке. В читальный зал приходит человек и, сам того не желая, нарушает тишину. И немудрено: паркет в библиотеке настолько старый, обстановка настолько ветхая, что можно нарушить тишину, пройдя несколько шагов по этому самому паркету. Периодически сюжет перемежается криками библиотекарши:

— Это библиотека! Здесь нельзя [вставить необходимое]!

Посмеялась и забыла.

На неделе отправилась в краевую библиотеку — серьёзное учреждение, где недавно был сделан ремонт. В читальном зале здесь не скрипучий паркет, а хороший ковролин. Не расшатанные деревянные стулья, а прекрасные новые мягкие стулья. Не старые столы, на которые опасно класть книги, а чудесные деревянные столы, сидеть за которыми — одно удовольствие. Но есть то, что это удовольствие нарушает. Это нечто расположено вдоль стен.

Компьютеры. А точнее — те, кто за ними сидит.

Вот сидит мужчина, который ходит в читальный зал, чтобы играть с компьютером в шахматы. Отличная интеллектуальная игра, которую сейчас стали забывать. Но зачем во время игры смеяться, что-то бормотать (а иногда и говорить в полный голос), создавая нездоровое впечатление о себе?

Чуть поодаль сидит ещё один мужчина, который ведёт переписку в синей соцсети. Ведёт — и пусть себе ведёт, это его личное дело. Но зачем нажимать на клавиши так, чтобы это слышали все сидящие в зале? Зачем использовать клавиатуру как пулемёт?

Ближе к вечеру заходит мальчик лет семи с мамой. Мама садится за один компьютер, сын — за другой (перед этим он громко просил маму сесть рядом с ним, но не сложилось). Мальчик начинает играть в онлайн-игрушку. Зачем он не снизил громкость?

Впрочем, мальчик убавил звук, когда к нему подошла мама. А вот шахматист и «пулемётчики» не убавляют ни собственный звук, ни скорость нажатия по клавишам.

Я не буду врать, что не пользовалась этими компьютерами. Пользовалась и даже в синюю соцсеть захаживала. Только мои пальцы еле-еле ударяли по клавишам — я умею ценить чужую тишину. Да и в основном я хожу сюда за книгами, которые могу достать только в научной библиотеке.

И когда я сижу в этом зале и пытаюсь выписать необходимую для диплома информацию, да и просто сосредоточиться на сложных моментах, а вокруг меня «стреляют» и смеются, я хочу выскочить на середину и заорать:

— Это библиотека! Здесь нельзя… — и вставить всё, что меня раздражает.