Не променяю свой аэродром

2015-06-14 | 00:48 , Категория текст


Мой муж заболел. Серьёзно и надолго. Не знаю, когда выпишут из стационара, а после ещё будет долгое восстановление дома. Но история будет не о проблемах родной медицины — тут как раз всё оказалось не так страшно, как я опасалась. Меня до глубины души поразило отношение друзей и родных.

Первой ко мне подошла мама и как-то неуверенно попросила не бросать мужа, потому что он у меня, вообще, хороший. Не его мама — моя! Подобрав челюсть с пола, я ответила, что и не собиралась.

Когда всё более-менее стабилизировалось и появилось время на общение с друзьями, подключились подруги. От ненавязчивых попыток познакомить меня с неженатыми (да и с женатыми тоже) мужчинами до прямых вопросов, когда я подам на развод. Сначала мягко, а потом и агрессивно я отвечала, что не собираюсь ни разводиться, ни искать «запасной аэродром». Получила нотации про «русских баб — страдалиц» и про то, что «хороню себя заживо». Ага, прямо вот в этой кафешке и закопаюсь.

На приглашения сходить куда-нибудь выпить от пары моих неженатых приятелей, с которыми когда-то не сложилось, я уже прямым текстом отвечала, что сходить-то мы можем, но без продолжения. Оба, кажется, всерьёз удивились, если не обиделись, когда я уехала с этих посиделок одна.

Но последней каплей стал разговор с самим мужем. После очередного разговора с подружками я пришла к нему в больницу и прямым текстом спросила: «Ты тоже ждёшь, когда я уйду?» Он ответил, что хотя и надеется, что я этого не сделаю, но в общем-то поймёт, что мне нужен нормальный, здоровый мужик, что я не обязана… Думала, что добью его своими руками!

Мы вместе восемь лет, детей только планировали — ну, значит, отложатся эти планы на когда-нибудь. Почему я должна внезапно бросить человека, который любил и поддерживал меня все эти годы? Почему подобное действие считается нормальным поведением, а не чем-то, что с натяжкой можно понять? Я, честно говоря, в шоке от всего этого. Хочется перестать с ними общаться, но тогда придётся стать отшельником и не общаться вообще ни с кем.