Встретимся в двадцатых

2015-06-14 | 01:18 , Категория текст


Здравствуйте, уважаемые читатели! Я — та самая экскурсовод в ярко-оранжевой жилетке. Мы могли с вами когда-то встречаться.

Меня не могут задолбать 20 человек, которым только-только стукнуло по 12 лет. Мне в кайф с ними: им можно рассказать все истории про всех привидений, они задают кучу потрясающих вопросов. Хотя да, держать их бывает сложно.

Меня не могут задолбать ура-патриоты и прочие товарищи, не терпящие иных мнений о том или ином историческом событии, кроме собственного. Я сумею доходчиво донести факты, а мнение — личное дело каждого.

Меня не могут задолбать «фотографы», тормозящие группу. Я поставлю группу так, чтобы они смогли начать снимать уже во время моего рассказа. К тому же у меня есть в запасе несколько вежливых фраз, которые дадут фотографам понять, что впереди есть ещё масса интересного и достойного запечатления.

Всё это — действительно не повод задалбываться. Это просто особенности каждой группы, помогающие развиваться.

Есть люди, которые не успели меня задолбать, но каждый раз удивляют: родители. Очень и очень милые люди. Но иногда они совершенно не могут трезво оценить ситуацию и то, как себя может повести в ней ребёнок.

Экскурсия длится час и 15 минут. Поверьте, ваш трёхлетний малыш вряд ли выдержит. Опыт показывает, что ребятня такого возраста начинает уставать уже через семь-десять минут, чуть позже — откровенно скучать и не давать слушать в первую очередь вам же. Подумайте: оно вам надо? Целый час уговаривать малыша спокойно стоять и слушать, потерпеть с вопросами и беготней… Вы помните себя в три-четыре года?

Объект, в который вы пришли — музей хоть и достаточно интерактивный, но очень специфический. Некогда — военный объект. Мы говорим о войнах. В том числе о Второй Мировой. В том числе — показываем военные хроники. Если вы знаете, что ваш ребёнок боится громких звуков, войны или, опять же, ему всего три-четыре года, подумайте: оно вам надо?

Помещения, по которым мы пойдём — очень маленькие, освещение — намеренно приглушённое. Если вы заранее знаете, что ваш ребёнок боится темноты (тесных помещений, просто боится), подумайте: оно вам надо?

Если у нас на стенде написано, что на детей младше семи музей не рассчитан — скорее всего, этому есть очень простое объяснение. Если кассир видит рядом с вам малыша и предлагает отправиться в другой филиал нашего же музея, хотя бы выслушайте и тысячу, миллион раз подумайте, подойдёт ли это конкретно вашему ребёнку. Запретить мы не можем, мы можем посоветовать. Пожалуйста, выслушивайте советы.

Очень обидно, когда вы платите за билеты всей семьи и с половины экскурсии уходите, потому что ребёнок устал, плачет и так далее. Мне обидно за других людей, пришедших на экскурсию, потому что восклики, всхлипы или беготня вашего ребёнка их отвлекают. В конце концов, мне обидно за меня. Я сбиваюсь, вынуждена делать паузы, злюсь, что даже пару фраз не могу договорить без висящего у всех на ушах ребёнка.

В первый раз, когда меня таким образом перебьют, я смолчу. Во второй раз — начну говорить громче. В третий раз замолчу и буду ждать, пока вы не успокоите ребёнка. В десятый — очень вежливо попрошу покинуть музей. И кассиры денег вам не вернут. Даже несмотря на то, что все гиды и кассиры хорошо относятся к детям. К ним будут хорошо относиться и впредь — и очень сильно удивляться, почему вам хочется помучить ребёнка, себя и окружающих вместо того, чтобы прийти с ним в наш же музей спустя несколько лет, когда он подрастёт. Мы не закроемся и никуда не денемся, честное слово! А пока — для вас в нашем городе есть ещё масса крутых мест, где вашему ребёнку будет комфортно, нестрашно и интересно.