Шершу ля фам

2015-06-14 | 02:24 , Категория текст


Меня с детства научили избавляться от мышления в духе «чёрное или белое» и обобщений в духе «все мужики — красавцы, все бабы — симпатяги».

Многие мужчины «ищут женщину». Если мы ищем её не пару недель из физиологических потребностей, а для «серьёзных отношений» (ненавижу это словосочетание), то мы ищем не только гнездо для члена, а ещё и собеседницу, и — да-да! — подругу.

Почти любые отношения начинаются с некоторого периода именно приятельского общения. Иногда он перерастает в дружбу, иногда в любовь (взаимную или нет), а иногда в секс на пару раз вместо всякой там дружбы. А иногда во френдзону с той или другой стороны, чего греха таить.

Госпожа, учащая отделять отношения от дружбы, своим срыванием покровов вы просто оскорбили большинство девушек, нарисовав картину: «Если вы ей нравитесь как мужчина, то она будет вести себя как стереотипная дура-стерва из анекдотов. Если вы ей интересы только как носитель информации — она будет с вами дружить, но не дай бог не пытайтесь её поцеловать!» Как отрезали просто. У меня нет огромной статистики, а меньше десятка лет личного опыта в построении отношений с разными девушками вряд ли позволят мне доказать мои утверждения, но…

На небольшой молодёжной конференции лет пять назад неброской внешности приветливая девчушка начала задавать мне вопросы по теме интернет-маркетинга. На третьем я сдался и взял тайм-аут. Потом подошёл к ней и предложил продолжить дискуссию в ближайшем кафе по окончании конференции. После долгого сомнения и осведомления о ценах в заведении она согласилась, хотя и уговаривал я долго. Именно потому, что мне была интересна тематика нашей беседы, а не потому, что я хотел её трахнуть после кормёжки. Мы проспорили за столом до вечера и расплатились каждый сам за себя, несмотря на мои попытки отдать деньги за двоих. Возможно, это пробило дыру в её бюджете, я не знаю.

Нашлись в соцсети, спустя пару месяцев она в числе ещё десятка знакомых пригласила меня посетить один из местных рок-концертов, на которые я до этого времени не ходил (хотя люблю этот стиль музыки). Она же была фотографом на рок-мероприятиях. Так получилось, что из пяти пришедших по её приглашению к позднему вечеру остался я один, и мы закончили вечер вдвоём обсуждением играющих групп и музыкального направления в целом.

После этого примерно около года мы изредка переписывались, раз в месяц-два пересекались, чтобы сходить на новую выставку, концерт или просто поесть и поболтать. Она всегда платила за себя сама. И далеко не всегда она приходила в вечерних платьях и с тонной макияжа.

А потом она предложила пойти в наш небольшой лесопарк, в глубине которого, на возвышении, есть ещё не сильно загаженное любителями шашлыков крошечное озерцо, которое ей хотелось сфоткать.

Была она в стрёмных кроссовках, чтобы показать мне, что мы только друзья, а не что-то большее. Но я этого не знал и грешным делом решил, что это потому, что не найдётся такой дуры, которая полезет на холм в лесу на каблуках.

Потом мы лезли на этот чёртов холм, поскальзывались, ловили друг друга, вскрикивали, когда ехала нога, и хохотали над своим испугом.

Потом чуть не поругались, потому что она никак не могла сделать кадр, который ей бы понравился.

Потом шли по парку, и она смеялась, вспоминая, как лезла в эти проклятые кусты на берегу, чтобы получился нужный ракурс, и как я промочил ногу, свалившись в воду из этих кустов. И тогда я услышал фразу — индикатор френдзоны: «Вот бы все парни такие были».

Смеясь, мы дошли до выхода из парка.

А потом я её поцеловал.