А мне что делать?

2015-06-14 | 06:46 , Категория текст


Зашла на кулинарный сайт посмотреть рецепты к празднику. Готовить очень люблю, особенно новое, вкусное и полезное. Ищу рецепт позаковыристее, из таких, что каждый день готовить не будешь. Вот, вроде нашла чудесный салат: масса ингредиентов, всякие заморские листочки, фрукты-овощи, сложный соус, немного икры в качестве дополнения. Салат выйдет недешёвым — ну так на то и праздник! На всякий случай смотрю комментарии и натыкаюсь на них — людей «а мне что делать?».

— А тем, у кого зарплата 20  000 на семью, что делать?

— А если у меня этого в городе нет, мне что делать?

— С ума сошли! Картошка с селёдкой им уже плохо! А я пенсионер! Вы знаете, какая у нас пенсия? Мне что делать?

Люди! Откуда такие вопросы? Кто заставляет вас готовить этот салат? Кто говорит, что вы ничтожество, если его не приготовили? Никто не говорит! У нас у всех бывают разные случаи. Порой я не могу позволить себе свежих фруктов. Порой я облизываюсь на заморские названия, вздыхая, что автор рецепта живёт в США, и я не могу попробовать эти загадочные, но такие вкусные на вид блюда. Но выход во всех вариантах только один: крестик в правом верхнем углу экрана.

Порой такие люди попадаются на улице. Мучают продавцов, потому что у тех высокие цены, водителей маршруток, потому что у тех неудобные сидения. Они словно отказываются понимать, что единственное место, где такие жалобы могли бы быть в тему — это правительственный сайт.

В общем, сухой итог: мне очень жаль, но никто не знает, что вам делать. Никто не знает, как на мизерную пенсию прожить месяц и купить десять килограммов манго. Никто не знает, как с весом за центнер вместиться в неудачно сконструированное узкое сиденье с двумя поручнями. Никто не знает, как с диабетом и больными ногами покупать продукты, если магазин около дома задрал цены, а до следующего идти километр.

И нет, это не nobody cares. Просто детство давно закончилось вместе с мамой, у которой всегда был ответ на вопрос «что мне надо делать?». Мы все сталкиваемся со сложностями, которые, сцепив зубы, решаем. И всем нам очень жалко наших стариков, инвалидов и соотечественников, впахивающих двадцать 12-часовых смен на заводе в месяц за зарплату в 6000 рублей. Но не спрашивайте, что вам делать. Мы не политики — мы не знаем.