К тридцати уже поздно

2015-06-14 | 07:06 , Категория текст


Рано всё-таки мы взрослеем. Я говорю «мы», имея в виду простых ребят, выросших в хороших, пусть и не всегда богатых семьях, неплохо воспитанных, со своими ценностями и идеалами.

Очень скоро мы стремимся убежать из родительского дома, шагнуть в свою, самостоятельную жизнь, окунуться в проблемы наших родителей, почувствовать на себе всё то, что нас не коснулось раньше.

И вот мы делаем шаг к своей семье, хорошей работе, машине, даче, путешествиям. Рано ли, поздно ли каждый из нас задумается о продолжении рода. О ребёнке, проще говоря.

Задолбали меня мои друзья, моё ближайшее окружение. Дело в том, что я к своим 23 годам достиг определённого уровня жизни — спасибо за то моим родителям, что дали мне возможность поступить в хороший вуз, выписали пинок под зад, устроив на неплохую (на тот момент) работу, которая мне дала толчок к тому, что я имею сейчас.

Сейчас у меня хорошая работа со стабильным заработком, новая иномарка, квартира, путешествия. Я помогаю родителям жены строить дачу, по мере возможностей поддерживаю своих родителей, стараюсь баловать любимую жену. «И вроде бы чему тут задалбываться, — спросите вы, — при чём тут друзья?» А при том, что я хочу детей.

Долгое время я их просто ненавидел. Маленькие, кричащие монстрики, не дающие спать, вечно чем-то недовольные. А теперь наоборот: смотрю на счастливых отцов с колясками на улице, радостных мамаш, что баюкают детей на руках…

— Через года два мелкого хочу, — делюсь планами с другом.

— Да ты чё, Лёха, опух совсем?

— В смысле?

— Да в твои годы — уже ребёнка? Погуляй ты с женой, насладитесь жизнью!

Хочется взять и… ну, сделать больно. Вот какая тебе хрен разница? Я, понимаешь, я хочу мелкого, моя жена хочет мелкого. Что в этом такого? С какого рожна ты мне советуешь погулять?

Подруга жены:

— Ну, я бы на вашем месте не торопилась, вот годам к тридцати…

— К тридцати уже поздно.

— Ничего не поздно, вам же сейчас как раз лучше пожить в своё удовольствие!

Моя жена не всегда может сдержать мой порыв гнева в общении с такими «подружками», и коллективно на меня все обижаются. А я не хочу быть старым пердуном, когда моё чадо вырастет. Я хочу с сыном погонять мяч во дворе, поиграть в хоккей, научить клеить девочек и мастерить скворечники. Хочу летать с дочкой по Парижам и Миланам, хочу подвозить её к подружкам на дискотеки. Я хочу всего этого, пока не слишком старый.

Как ведь мы смотрим на наших родителей? Я недавно подошёл к отцу: мол, батя, пошли мяч погоняем, там во дворе мужики собрались. Что я услышал в ответ? «Годы уже не те». Не хочет человек уже или не может, а всё одно — грустно.

Задолбали, друзья-товарищи, что в нашем возрасте никто не хочет смотреть, какими мы можем стать через каких-то двадцать лет.