Ничего амурного, это просто бизнес

2015-06-14 | 07:24 , Категория текст


Мы с вами неплохо провели время. Не врите, вам понравилось. Удовольствие вы получили, в том числе и от интима, получили новые впечатления, материальные приобретения. Почему вас так оскорбляет момент прощания?

— Возьми там на столе конверт. Купишь себе что-нибудь.

Как-то так звучит моя прощальная фраза. Обычно девушка после этого обижается.

А что такого? То, что ни одна из вас от денег ещё не отказалась, подсказывает мне, что мой подход в целом правильный. Я плачу за вашу красоту, за внимание, за общение. Предпочитаю прямые продажи, поэтому подхожу смело, практически везде. Возможно, я назойлив, возможно, нарываюсь получить по морде, однако, дорогие дамы, только факты: за четыре года, в течение которых я «снимаю» случайных девушек, прямой отказ я получил только один раз. Моя морда при этом до сих пор цела, хотя доводилось слышать что-то такое:

— Оборзел совсем?! Я замужем!

— Вообще-то, мой парень отошёл за билетами, когда вернётся, можете спросить у него, свободна я или нет!

— Мужик, а ты себя в зеркало-то давно видел?

Девушки! У меня на лице не написано, но я — бывший менеджер по продажам. Хороший менеджер — иначе бы я до сих пор торговал, а не был совладельцем нескольких предприятий. Я к вам подошёл потому, что (как мне показалось) я смогу продать вам своё общество на моих условиях. И все ваши возмущения — это просто вариант «соблюдения приличий» или набивания цены. Что-то есть такое в вашем поведении, неуловимое и неформулируемое, но заметное. Я подошёл к вам, а не к девушке за соседним столиком, хотя она, на мой взгляд, симпатичнее. Просто мне показалось, что, в отличие от вас, она не торгует своей красотой. А вот вы…

Автор первой фразы, несмотря на наличие мужа, вечером следующей пятницы улетела со мной в Москву, а вечером субботы мы были уже в Париже.

Девушка, так трогательно дожидавшаяся парня с билетами, через час сама спровадила его и села ко мне в машину.

Ту, что предлагала мне заняться своим телом, вечером уже не смущал контраст между моим брюшком и её ровным плоским животиком.

Я вас не осуждаю, это нормальный подход к делу. У вас — красота и молодость, товар востребованный и ходовой. Если вы хотите за это получить что-то эмоционально-материальное, то проблем с этим не возникнет. У меня есть определённый материальный достаток, но после смерти жены есть проблемы с женским обществом из разряда тех, которые не могут решить две взрослые дочери. Так что если вы уж вышли на рынок, то не возмущайтесь, мы договоримся.

Это не сложно и не стыдно. Моя покойная жена первый раз оказалась за границей в 32 года, уже будучи матерью двоих детей. Молодость («лучшие годы», по мнению некоторых) прошла довольно скромно, без пляжей и дорогих подарков. Ваше желание развлечений и подарков в свои 20–25 лет вполне естественно. Поездка на три дня по Европе, пара комплектов одежды, украшение (или гаджет), развлекательная программа и приличные гостиницы обойдутся тысяч в пять евро. Мало кто из ваших ровесников может позволить себе часто тратить такую сумму. Но ведь хочется же! Нет проблем, девушки, только бизнес и ничего личного.

Ваши претензии на более долгосрочные отношения безосновательны. Мне почти 50 лет, лысина, лишний вес. Вашим запоздалым словам о любви я не верю. Вашей верности — тоже. Допускаю, что со мной может быть интересно: у меня много хобби, я достаточно много видел и знаю, но любовь…

Это тоже заметно. Когда в конце 80-х в руках у худого долговязого парня взорвалась бутылка шампанского, смеялись все, кроме одной девушки, которая бросилась мне на помощь. Я сделал ей предложение через два месяца — для меня всё было очевидно. Она верила мне безгранично, даже в 1993 году, когда на Новый год в качестве подарка выступал батончик «Марса». Потом пошёл бизнес. «Нахапал, бандюга!» — говорите вы в порыве ярости. Я не буду комментировать, это на вашей совести. Моя совесть подсказала мне, что та девушка, которая вышла замуж за разнорабочего на консервной фабрике, та, что не упрекала мужа в том, что он вкладывает в дело почти всё, что зарабатывает, та, что не ушла, когда в 1998 году было потеряно две трети бизнеса — эта девушка имеет полное право пожить в достатке, когда он появился. Я не изменял жене. Никогда. Да-да, с момента начала отношений до трагической случайности пять лет назад. По отношению к ней это было бы свинством. Такое же свинство — это жениться на одной из вас. А то, что я прошу вас забрать деньги и уйти — это нормальные деловые отношения. Вы честно отработали, до свидания!