Накрутка на нестандарт

2015-06-14 | 13:24 , Категория текст


Как надоели работнички, которые не желают сделать лишних телодвижений, чтобы не переработать и не перенапрячься!

Делаем ремонт, ищем, где заказать кухню. Для упрощения жизни себе и менеджерам-дизайнерам нарисовали детально в масштабе все шкафы и полки, которые нам нужны. Кухня небольшая и, конечно же, со своими неудобствами в виде выпирающих труб и подоконников. Поэтому размеры шкафов приходится делать необычными, чтобы всё влезло и открывалось. Из совсем необычных вещей нужна дополнительная тумба под технику — опять же, нестандартных размеров.

Как здравомыслящие люди, мы понимаем, что делать всё придётся на заказ и стоить это будет на порядок дороже готовых вариантов. Мы согласны, только сделайте нам всё как следует.

При входе в магазин мы сразу обозначаем габариты кухни, желаемый цвет и материал, а также сумму, в которую нужно уложиться. Спасибо тем продавцам, которые сразу говорят, что у них это невозможно: надо либо поднимать бюджет, либо менять материал и конфигурацию.

Первое, что задолбало — это те, кто не соотносит стоимость образцов в их же магазине с предлагаемым нами рисунком и не может сразу хотя бы примерно назвать порядок цен. 50, 70, 100, 150 тысяч рублей — это существенно для нас при выборе. С точностью до десятка тысяч-то можно прикинуть быстро, чтобы не терять время? Нет, не могут.

Следом идёт второе: «Давайте я вам быстренько всё нарисую». Давайте, только у нас уже всё нарисовано. «Ой, у вас уже всё нарисовано, значит, это будет совсем быстро». Отлично, думаем мы, просто быстро посчитает стоимость шкафов и назовёт сумму. В итоге дева полчаса рисует у себя в программке ровно то же самое, что нарисовано у нас в блокноте. Получив распечатку, мы ищем стоимость. Увы, она сразу не считается: это же просто рисунок! А считать стоимость дева будет по каталогу, лежащему у неё на столе, выписывая стоимость каждого элемента на листочек. Нет слов. Стоило ли тратить время на рисунок? Когда мы в итоге получаем сумму на порядок больше нашего запроса, становится невероятно жалко тех 40–50 минут, которые мы тут провели. И так везде, к сожалению. Только две девушки сделали расчёт по нашему рисунку и своему каталогу за десять минут.

Третье. «У нас только стандартные фасады и размеры, мы не можем сделать, как у вас на рисунке». Хорошо, поначалу соглашаемся. Давайте попробуем в общую длину уместить те шкафы, которые у вас есть по каталогу. В итоге мы либо лишаемся каких-то двух шкафов, либо сдвигаем плиту почти вплотную к мойке (а стол нам не нужен, видимо), либо нарушается симметрия верхнего и нижнего рядов, либо нам не хватает пяти сантиметров длины стены (вырубать её, что ли?), либо остаётся пятисантиметровая щель между кухней и стеной. Следом идёт: «А у нас в такую ширину шкафа нет подходящих сушилок для посуды, а для такого шкафа нет подъёмного механизма, а этот ящик нельзя сделать выезжающим, потому что слишком большой». Постойте! Это мы заказываем кухню для себя или вы пытаетесь нам продать, что у вас есть? Уходим, поняв, что наш эскиз уже перекроен донельзя.

Четвёртое начинается, когда кухня вроде бы посчитана, и на арене появляется отдельная тумба. Для начала: «У нас нет шкафов таких размеров». Это мы уже поняли. А доски-то есть? Или вы все шкафы на грядках выращиваете уже готовыми? Девы не знают, как выглядят исходные материалы, что доски бывают длиной более трёх метров, что сколотить можно любой ящик, хоть два на два метра. У них в головах только прайс и каталог, больше в этом мире ничего не существует. Хоть бы одна сказала: «Я передам ваш эскиз на производство, может, они поймут, как это сделать». Ведь наверняка любой слесарь Вася, посмотрев эскиз, за полдня сделает всё, что нужно. Про стопроцентную накрутку на нестандарт мы уже поняли. Сделайте же наконец, как вы не понимаете!

В итоге из-за всех этих сложностей ходим кругами по магазинам и никак не можем купить. А в магазинах, особенно в крупных мебельных центрах, с несчастным видом скучают девушки целыми днями, только и способные сказать: «Все образцы перед вами, у нас только так». Вот и будете так сидеть полжизни.