Десять причин моей ненависти

2015-06-14 | 15:16 , Категория текст


Я расскажу про банк, который всегда рядом. Вид изнутри, от лица бывшего, к счастью, сотрудника.

  1. «Вы украли наши деньги, верните немедленно!» Ситуация в целом вот какая: прошла деноминация, нули в рублях были порезаны, государство сильно просело в экономике и во избежании бунта на корабля пообещало всё вернуть… Или не всё, но часть. И теперь ОАО, мало похожее на тот банк, в котором изначально были размещены разнесчастные вклады, выдаёт ту самую приснопамятную «компенсацию». Не из своих средств, стоит заметить, а из средств государства, которые поступают на счёт банка раз в год. а в конце года отзываются, если оказались невостребованы. А вот девочка за стойкой ничего у вас не крала и, вероятнее всего (по крайне мере в том коллективе, в котором работала я), и не родилась ещё на тот момент, от которого насчитывается компенсация (июнь 1990 года).

  2. «Вы госбанк, вы должны…» Очень смешно. Дорогие неграмотные граждане! Единственным госбанком является ЦБ РФ — и он, нужно сказать, с физлицами не работает ни под каким видом. А вот банк, который всегда рядом, это коммерческая организация, как и любой другой банк, и по долгам государства не отвечает.

  3. «Почему с комиссией/платно? Вчера было без комиссии/бесплатно». Было платно и с комиссией. Всегда. И вчера, и позавчера. Я тут работаю, люди, я знаю, что было вчера. Вчера было с комиссией.

  4. «А мне выгоднее у вас или в банке через дорогу?» Я должна сказать, что у нас, потому что у нас сроки «длиньше», «про́центы» ниже и «девки краше». Я вам именно это и скажу, а вот сравнивать эти самые «про́центы» со ставками банка через дорогу я права не имею.

  5. Нет, я не буду сообщать вам, дорогая супруга гражданина Пупкина, сколько у него денег на счету и какие были последние операции. Нет, не буду. Потому что коммерческая тайна. Да будь вы хоть папа Римский — нет! Всего доброго.

  6. Да, у пластиковой карты есть так называемое «банковское обслуживание», и оно стоит денег. Для вас это сюрприз? Как не объясняли? Должны были объяснить… За то, что было три года назад, я ответственности нести не могу, ибо тут не работала — это во-первых. Во-вторых, вы документы подписывали, а нужно читать, что вы подписываете. Да, я знаю, что сложно, а вы неграмотные, с тремя классами образования на всю страну, сама такая же дура, но документы вы подписали и банку должны 300 рублей. Хоть стреляйте меня, хоть режьте.

  7. «В золоте на всём готовом». Знаете, сотрудницы старой закалки рассказывали мне сказки о том, что раньше была зарплата, а сейчас фига с маслом. Заработок у сотрудника банка зависит от продаж, открою вам секрет. Если я не впарила вам кредитку, то осталась без премии, а голый оклад у меня, как у учительницы — и слава богу, что не как у уборщицы. А что касается золота… В России принято дарить золото всем без исключения дочерям и жёнам вне зависимости от того, где жена/доча работает. И это зачастую единственная причина, по которой на сотрудниках можно увидеть подобные ювелирные изделия, а не потому, что девочки в бюстгальтерах деньги выносят, и не потому, что зарабатывают каждая, как нефтяной магнат. А вот из-за скандальных клиентов, которым чужое золото глаз режет, папы и мужья этих самых девочек лишились универсального подарка, ибо носить сотрудникам золото запретили.

  8. Граждане, пришедшие с книжками затрапезного года. Я вас, как вы выражаетесь, «посылаю» не потому, что гадина. Есть объективная причина: раньше на каждый район города было своё отделение банка, где и велись «карточки счетов». Вручную, естественно. Клиентов было мало, номер счёта состоял из четырёх цифр, а теперь, после преобразования — уже из двадцати. Каждому старому четырёхзначному счёту присвоен новый — двадцатизначный, но вот беда: никто не занёс эти чёртовы четыре цифры в программу! А это значит, что найти ваш счёт я могу только по 20 цифрам, а угадать их по вашим четырём я не могу. Нужно идти в архив и искать карту вашего счёта, на которой и записаны ваши новые 20 цифр, а карта счёта… правильно — там, где вы счёт открывали. И не нужно на меня смотреть как на убийцу младенцев. Не я это придумала. И позвонить-узнать я не могу по причине №  5, ибо подобную информацию никому, кроме владельца счёта, не сообщают, тем более по телефону.

  9. Да, я проверю паспорт. Да, как на таможне. И деньги тоже. Знаю, что всю ночь рисовали. Вы сегодня уже двухсотый… Страна художников, мать вашу.

  10. Да, очередь. Да, по талонам. Да, вот там, серое устройство в начале зала с большим экраном и читаемыми названиями операций. Да, для вашего же удобства. Нет, я не буду вас обслуживать без талона, потому что меня за это уволят. И без очереди не буду: уволят. Нет, я не буду за вас нажимать на экран, чтобы получить талон. Потому что уволят! Были инциденты. Весь филиал закрыли за «мошеннические действия в отношении электронной очереди».

Напоследок пара вопросов.

Почему никогда я не слышу матерной ругани клиентов в других банках? Девочки работают по тем же самым «скриптам вежливости». Значит, дело в клиентах?

Почему вы считаете, что можно хамить в этом банке менеджеру, который выдаёт вам кредит, а в других банках пискляво мямлите на простые вопросы того же менеджера? И не надо врать про уровень обслуживания — я видела всё это изнутри.

Почему вы считаете, что можно безнаказанно на весь зал обсуждать «вот эту дуру в очках с тремя классами образования», нагло опёршись на стойку и лениво наблюдая, как я, та самая девочка в очках, пробиваю ваши стопицот квитанций и пытаюсь вам улыбаться?

Почему самый популярный ответ на вопрос: «Здравствуйте, чем я могу вам помочь?» — «Ой, не знаю, меня к вам послали…»? Потому и посылают, что вы не знаете, зачем отстояли ту приснопамятную очередь.

Не задолбали. Просто устала от длинных смен, постоянных переводов и людей, считающих, что так и надо.

И клиенты меня тоже не задолбали. Они милые. Как золотые рыбки. Милые и тупые.