Съедобное-несъедобное

2015-06-14 | 18:30 , Категория текст


C младых ногтей и поныне я не ем лук и чеснок, а также майонез. Их вкус и запах мне откровенно неприятны. Не то чтобы они были мне противны до тошноты и закатывания глаз, но от употребления содержащего их блюда я постараюсь воздержаться. Так уж я устроен, что чувствую минимальную концентрацию даже в фарше. А в остальном в еде я и не сказать, чтобы был привередлив.

Прекрасно помню себя в нежном возрасте. Думаю, не у одного меня бывало, что, проведя с мамой пол-дня в городе, под вечер вы оказываетесь с визитом у знакомых, где накрыт богатый стол. К этому времени от обеда в желудке обычно остаются одни воспоминания, и кушать ребёнку уже даже не хочется. Хочется же уже именно что ЖРАТ, хватая куски горстями и с жадностью глотая, не прожёвывая.

Но, сидя за заставленным яствами столом, ребёнок голоден и зол. Почему? А ему нечего здесь есть!

Селёдка под шубой. Прекрасная еда, практически не разделяемая на съедобные и несъедобные фракции. Ковырять громадный кусок этого блюда в поисках чистой селёдки не только некрасиво, но и малоэффективно.

Плов, равномерно по всему объёму сдобренный луком. Изъятие из блюда лука требует больше усилий, чем конечный результат восполняет энергии.

Котлетки. Обычно следуют попытки уговорить ребёнка, что лука тут нет и что он совсем не чувствуется. Со среза котлеты на присутствующих смотрит, тускло поблескивая, множество мелких кусочков лука.

Голубцы. Ребёнок, только понюхав, молча отставляет их подальше от себя.

Курица, натёртая чесноком так, что её можно с пятнадцати метров с завязанными глазами найти по запаху. Отделив особо пахнущие верхние слои, можно попробовать съесть середину, не обращая внимания на неприятные привкус и запах, но выходит не всегда.

Салат, щедро залитый майонезом.

Холодец с чесночным привкусом.

Форшмак, для которого не поскупились на лук.

Что там ещё осталось на столе? Картошка, обложенная молодым лучком. Если она варёная, то лук можно счистить и есть.

О, колбаса! Ура-ура-ура! Один из немногих продуктов, который не подвергся «неподобающей» кулинарной обработке и поэтому может быть съеден. Уж извините, хозяйка, но либо я буду есть вашу жутко дорогую колбасу, либо останусь голодным. Решение на вашей совести.

Ага, супчик. Та-ак, из чего он? Судя по запаху, съедобен, а снимем пробу… Да, в гущу щедро нарезан мелкими кусочками варёный лук. Выбирать его нереально, придётся ограничиться бульоном — к слову, весьма аппетитным. Ну, или можно его вообще не есть — так будет лучше поступить голодному ребёнку для сохранения реноме?


С тех пор я вырос, повзрослел, заматерел. Едал и обеды премиум-класса, и армейское «жуй-что-сготовили». Научился кушать всякую всячину через силу и перебарывая отвращение тогда, когда другой еды в принципе нет и в ближайшей перспективе не предвидится. Но если вы пригласите меня (по-приятельски, не на официальный приём) в гости, то я буду трапезничать так же, как и в детстве: усасывать пылесосом вашу дорогущую колбасу, подъедая картошку, и выпивать бульон.

Правда, очень-очень вежливо. Потому что для меня на столе больше ничего нет. А вы ведь хотели меня накормить, приглашая за стол, правда?