Не время для счастья

2015-06-14 | 19:32 , Категория текст


— Смотри, новый финансовый директор! Из Тулы перевели! — мой напарник толкнул меня локтем, показывая в сторону служебной «камри» у здания управления. — Ей не больше 35 лет, насосала, сука, стопудово!

Я смотрел на финансового директора и понимал, что мне здесь больше не работать. Приказ о моём увольнении вышел через двадцать дней после этого разговора. Я не имею претензий: три месячных зарплаты я получил, пусть и через суд, а налаживать оборудование можно и на хлебокомбинате — почти те же деньги.

Мой напарник, теперь уже бывший, ошибся. Финансовому директору в тот момент было 46 лет, я знаю точно. Директором поставили мою бывшую жену.

Успешная женщина, достаточно неплохо сохранившая свою внешность. Чего ещё надо? Не знаю. Я бы не стал тревожить прошлое, у меня совсем другая жизнь, но в неё совершенно бесцеремонно пытается влезть эта «бизнес-леди», распространяя слухи, поэтому я тоже кое-что расскажу.

Развелись мы 20 лет назад, брак продержался три года. Работали мы на одном заводе, она — помощником главного бухгалтера, я — инженером по обслуживанию оборудования. Она и сейчас привлекает внимание, а тогда была обалденно красива. Она приняла мои ухаживания, не отказалась и от предложения выйти замуж. Почему? Это лучше спросить у неё.

С детьми она попросила подождать:

— Сейчас формируются рыночные отношения, можно пробиться наверх, попасть в струю! Можно поменять почти всё! — возбуждённо рассказывала она, вернувшись с очередного совещания.

Её карьера пошла в гору. Названия должностей мне ничего не говорили, но денежное выражение дохода было красноречивее слов: когда мы поженились, она получала в два раза меньше меня, а через год после свадьбы — в два с половиной раза больше.

На новый 1993 год она сказала, что созрела для ребёнка. Готова рискнуть ради меня. Забеременеть не получалось. В ноябре 1993 года жена объявила мне, что уезжает во внеплановую командировку.

— Всего на два-три дня в Краснодар. Отказаться нельзя, и так вынуждают ехать за свой счёт. Встречать меня не надо, я без вещей.

Вернулась через день. А ещё через два её отвезли в гинекологическое отделение.

— Просто воспаление, от инфекции. Ничего страшного, недельку полежу и вернусь. Навещать меня не надо, тут строгая диета, мне всё равно ничего нельзя.

Я, тем не менее, пришёл. И услышал много интересного. Воспаление было от аборта, сделанного неизвестно где и неизвестно кем. Дома, в вещах жены, я нашёл гормональные контрацептивы, средства, провоцирующие выкидыш. Так начался мой путь к разводу.

— Да, я тебе соврала! А ты подумал, как растить ребёнка? За три года я продвинулась к руководящим должностям, а ты как ремонтировал установки, так и ремонтируешь. Я уйду в декрет — так нам нечего есть будет!

После объяснения брак продержался недолго.

Через год я встретил другую девушку. Не такую ослепительную, склонную к полноте. Кондитер горпищекомбината. У нас четверо детей: дочь 18 лет, девочки-близняшки 12 лет и шестилетний сын. Растим нищету, моя успешная бывшая! Старшая дочь учится на педагога начальной школы. Она так хотела. У неё нет айфона, её вещи не сверкают брендами, она работает в группах выходного дня. Она практически автономна, любит младшего брата. Близняшки занимаются танцами. Не без успеха: их студия — лауреат всероссийского конкурса, уже два года у них приличный спонсор. Сын растёт здоровым, весёлым, любит кататься на велосипеде. Зарплаты технолога и инженера вполне хватает на содержание семьи: дом в пригороде, «Лада-Ларгус», кружки, летний отдых — даже без льгот государства всё это можно обеспечить.

— Ты женился на корове и живёшь в свинарнике с кучей поросят! Занимался бы собой — пришёл бы к успеху.

Эту фразу ты бросила мне в конце разговора неделю назад. Ты сама подошла ко мне в торговом центре и интересовалась, был ли я за границей, чего я добился. Ты видела мою жену и троих младших детей. Да, моя жена не отличается идеальной фигурой и весом. Да, я не был за границей и у меня нет двух гектаров земли в престижном районе, а также коттеджей и квартир.

Знаешь, я тебе не завидую. Ты вложилась в карьеру — ты её получила. Я в этом направлении не усердствовал, я имею то, что имею. В других направлениях ты не работала. Я не виноват в том, что ты живёшь на своих двух этажах в одиночестве. Ты ничего не сделала для того, чтобы этого не наступило.

Ты ненавидишь беременных. Я знаю, как ты рассказывала беременной сотруднице управления о том, что я тебя бросил, и тебе пришлось делать аборт.

Ты ненавидишь крепкие семьи. Ты рассказываешь, что я променял тебя, успешную леди, на шалаву, которая просто была моложе.

Ненавидишь. Потому что хочется. Жалеть я тебя не буду: время ушло. Конечно, ты можешь кого-то усыновить, но что это будет? Ты привыкла заботиться только о себе и мерить успех денежной составляющей. Будет ли от тебя прок, как от матери? Сомневаюсь.

А пока… Пока оставь нас в покое. Если есть совесть, перестань подстрекать директора пищекомбината к увольнению моей жены. Каждому своё: тебе — карьера, мне — дети.