Пить или не быть

2015-06-14 | 23:52 , Категория текст


Привет, задолбанцы! Меня зовут Толик, и я алкоголик.

Я — такой, как и многие из вас. Родился в далёком сибирском городе, в малопримечательной советской семье, со стандартным советским воспитанием. Суть его заключалась в том, что никаких поощрений быть не должно, только наказания. Что бы ты ни делал — всегда будешь виноват.

Ну, подумаешь, закончил первый класс на отлично, фигня какая. Вот у Пургеновых Дашутка ещё и на фигурное катание ходит. Подумаешь, закончил второй класс на отлично, с грамотой и наградами. Вот у Ферштейнов Марк уже радиоприёмник собрал, позывной имеет, с Америкой (тут придыхание) общается!

Ну, и так далее. Сначала просто претензии, потом психическое давление, потом рукоприкладство, вплоть до вырванных волос.

Плюс великолепный быт, когда одеваешься в говно, деньги видишь только на картинках, а когда ребята собираются вне школы, тебе нужно идти на автобус, который ходит три раза в сутки по расписанию (зато бесплатно). Детали вряд ли будут интересны. Кроме той, что внешне наша семья была, разумеется, образцовой и небедной.

В общем, к пятнадцати годам я уже окончательно созрел для самоубийства. И тут в моей жизни появился он — алкоголь.

Последний класс. Нам назначили в один из дней учёбу в УПК в отдалении от школы. И там я наконец попробовал водку.

Разумеется, предки мне всё наврали. У меня не сгорело горло. Я не упал замертво в кусты в соплях. Нет. Во мне что-то такое проснулось, чего я не знал до этого никогда.

Я стал пить каждый день. Мы зарабатывали деньги на бухло, торгуя мороженым и жевательными резинками. Я перестал болеть. Я забыл, что такое ежевечерние головные боли. Я забыл про респираторные заболевания. У меня наконец-то появился круг общения. Да что там — у меня даже появилась девушка! У меня, кого отец называл педерастом и импотентом.

Разумеется, в семье утроили усилия по моему уничтожению. Но мне уже было насрать. Сразу после окончания школы с пятью тройками в аттестате я уехал поступать в вуз за много тысяч километров от «родного» дома. Разгар девяностых, все молодые люди бежали в торговлю, поэтому поступить в технический вуз даже с моими отметками не было проблемой, тем более что поступал я на вечерний.

Часто мне было голодно. Иногда мне было страшно. Даже жутко, чего уж там. Но со мной был мой единственный верный друг — зелёный змий.

Сегодня я заканчиваю четвёртый десяток. Я живу далеко за пределами России, в собственном доме с мраморной лестницей. Мой день начинается с бокала шампанского (гусары, молчать!), в одиннадцатичасовой ланч я выпиваю лафитничек водочки. Я не могу без этого. Я даже и не пробовал отказаться. Я алкоголик — и очень этим доволен.

Разумеется, это проблема пониженного серотонина, но таких мелихлюндий совковая медицина не знала. Когда ещё это можно было исправить, но не суть. Суть будет в задолбанцах, точнее, в задолбунах.

Меня не задолбали те, кто каждый день напоминают мне, что я пьянь и алкаш. Они правы (хотя я пьяный веду себя лучше любого из них трезвого).

Задолбали другие. Гордящиеся своей трезвостью.

На вопрос «Что вы можете сказать о себе хорошего?» — один гордый ответ: «Я не пью!»

Любую гнусность в своём поведении эти организмы оправдывают одним: «Зато мы не алкоголики».

Ребята! Ваша непьючесть не даёт вам никаких бонусов, чего бы вы там себе ни воображали. Скорее наоборот. Самые страшные маньяки, на счету которых миллионы трупов, от Чикатило до Гитлера, как раз таки не употребляли алкоголь.

Так что уймитесь. Не задалбывайте. И, может быть, алкаш Стивен Кинг напишет вам ещё одну книгу.