Чувство мужской важности

2015-06-15 | 18:30 , Категория текст


Дорогой, ты всем хорош. Внимательный, добрый, работящий, ответственный. Всё у нас с тобой в порядке — борщи, минеты, деньги. А что не в порядке, над тем работаем.

Задолбало меня одно: когда я тебя о чём-то прошу, начинается цирк. Занимаемся каждый своими делами — всё супер, полное взаимопонимание и поддержка. Стоит пересечься в какой-то сфере — всё. Пушистый арктический зверь тут как тут.

Мы разъехались на неделю и чуть не расстались совсем, потому что ты не прибил плинтус. Ты пахал, как ломовой конь, с утра до ночи (это не сарказм), содержа нас двоих, пока я без работы. Ты помогал мне с готовкой и уборкой, приносил продукты и выносил мусор. Но ты не прибил чёртов плинтус, и грянул скандал.

Что тут можно подумать? Что я чокнутая стерва, которая сидит на шее у хорошего парня и пытается им командовать. Угу. Но я опишу момент начала скандала, в результате которого были разбиты дорогие нужные вещи и наговорено гадостей на несколько лет вперёд, а вы сами решайте, что к чему.

Соседская дрель (взятая, чтобы прибить плинтус) лежала у нас много недель. Сосед позвонил и попросил отдать. На я это я сказала: «Блин, а плинтус так и не прибили», — и пошла себе дальше. Всё. Никаких преуменьшений, так всё и было дословно. Этого оказалось достаточно, чтобы ты начал орать, хамить и рассказывать, какая я «неблагодарная».

Ну, накипело у тебя, окей. Я не стала орать в ответ, а попыталась объяснить, что да хрен с ними, боже мой, с плинтусом и дрелью, мы без них жили сколько и ещё проживём — мне совершенно пофиг, только успокойся. Но было поздно. Тебе очень хотелось побыть беспричинно смертельно обиженным. Побыл. Понравилось?

Я думала, на этом всё. Мы оба сделали выводы, я внимательно слежу за словами и стараюсь думать за тебя, когда ты сильно устаёшь ради нас двоих и можешь сорваться на ругань. Хвалю тебя, постоянно предлагаю еду и секс. Никогда ни за что не пилила и не собираюсь. Обхожусь без твоей помощи, когда она мне не требуется, не веря твоим «да-да, я действительно свободен, зайка, давай я тебе чем-нибудь помогу — хочу побыть с тобой». Я почти заставила тебя не врать, что ты не занят, когда ты занят.

Но вот мне понадобилась твоя помощь. Я попросила тебя напечатать мне несколько фоток процесса моей работы для портфолио, по две штуки на А4. Фотки отобрала сама. Несколько раз попросила не заморачиваться — взять и напечатать, как есть, в том порядке, какой есть. Ты приносишь мне пробные листы, и я вижу, что ты изменил порядок. Тихо и ласково (клянусь) объясняю, что порядок фотографий имеет значение, ибо этот самый запечатлённый на фото процесс я буду показывать профессионалу. Ещё немного натянутых объяснений — и вот ты уже выдаёшь мне сакральные «ты ничего не говорила мне про этот порядок» и «ну если для тебя это так принципиа-а-ально». Неправильные листы швыряются в корзину.

Что это? Комплексы? Задетое ЧСВ? Почему я всегда оказываюсь виноватой в том, что ты ни разу более-менее внимательно не выслушал, чего я от тебя хочу, а чего — нет? Это при том, что я и так пляшу вокруг тебя с бубном каждый редкий раз, как мне приспичит с чем-то самой не справиться. А теперь-то я и вовсе очень надолго передумала к тебе обращаться.

В этот раз я молчу. Я не ребёнок и со своей незаслуженной обидой как-нибудь справлюсь, ничем её не выдав. Но, мужики, признайтесь: вам зачастую просто очень хочется иметь повод сказать друзьям «да как она меня задолбала!», так, что ли? Другого оправдания этой фигне я придумать не смогла.