Язык мой — не враг твой

2015-06-15 | 19:36 , Категория текст


Периодически на сайт проникают люди, освоившие конкретный словарный запас и искренне желающие, чтобы язык после этого замер и перестал быть живым организмом. Ещё лучше — чтобы вдруг исчезли все единицы, которые кто-то там не успел освоить.

В языке никогда не останется ничего лишнего, ничего такого, что не понравится носителям языка. Так, в американоговорящем сообществе не прижились «вагиноамериканки».

Но нет: только пуритане от языка, ограниченные своими и только своими знаниями, готовы записать в «альтернативно мыслящих» всех, чья речь чуть отличается.

Мне жаль, что какая-то модница не видит разницу между юбкой-тюльпаном (похожей на бутон и добавляющей объём бёдрам), просто юбкой (с почти прямой линией бокового шва) и юбкой-карандашом. Последняя на самом деле похожа на карандаш после заточки: она прилегает к бедру почти до самого колена. Тот запас ширины, который позволяет мне делать шаг, не мешает мне видеть её карандашный силуэт.

Мне жаль, что знакомые вам строители не понимают, что и как стягивает цементная стяжка. Пошлите их Гуглом, что ли.

Мне жаль, что в выражения «без явного смысла» сегодня могут попасть выражения с конкретным смыслом.

Мне весело от того, что эти же господа тут же говорят, что «язык насилуют». Объясните мне, как можно изнасиловать язык — не человека, не (ужас-ужас-ужас) животное, а язык? Его же фактически даже приласкать нельзя. А что? Я посмотрела в словаре прямое значение слова. Давайте им и ограничимся, дабы меня не расстраивать. И со словом «задолбали» тоже странно выходит: я вас не то что не долбала — я к вам не прикоснулась ни разу.

И я не стала бы сюда писать, если бы в выходные мне не поставили окна «под ключ»: ребята помыли окна, вынесли с собой мусор и, уточнив, где розетка, прошлись моющим пылесосом по комнате. Мне осталось только любоваться с высоты седьмого этажа городом и синим небом.

Не пытайтесь записать окружающих в людей с альтернативным мышлением по той лишь причине, что у вас приступ придирчивости. Будьте проще: язык не даст остаться в себе ничему лишнему.