Хроническая ольгофрения

2015-06-16 | 00:45 , Категория текст


Я не понимаю, откуда в нашем обществе такой культ обращений.

Зачем во время одноразового разговора представляться или спрашивать имя собеседника? Единственное объяснение — чтобы знать, на кого потом жаловаться, если услуга оказана некачественно. Но зачем вам имя клиента или человека, ответившего на пару ни к чему не обязывающих вопросов? Зачем мне имя человека, которого я больше не услышу? Ну ладно, допустим, пережитки правил этикета. Но и потом непонятное продолжается:

— Здравствуйте, Ольга! А не подскажите ли мне, Ольга? Ольга, а есть у вас?.. Спасибо, Ольга!

Зачем в речи нужно такое количество Ольг в разговоре между двумя людьми? Наверняка я догадаюсь, что вы обращаетесь не к столбу или самому себе. Единственная смысловая нагрузка этих обращений: «Я помню, как тебя зовут». Спасибо, мне пофиг.

Не менее удивляют и те, кто по поводу имён не заморачивается, но всё так же прётся с обращений. Да, я уже поняла, что «девочки» — это не множественная, а уважительная форма слова «девочка». Но неужели «Здравствуйте, девочки» или хотя бы «Здравствуйте, девушка» звучит так уж лучше безличного «Здравствуйте»? Потом этот человек подставляет полюбившееся обращение в каждую фразу, но это смысла не несёт вообще. Разве только я должна умилиться, что не назвали мальчиком.

Лично я обращения использую, только когда кого-то зову или адресую фразу кому-то конкретно из нескольких человек. Но и тут, как матёрый студент, могу обойтись безличной конструкцией типа «Извините» и зрительным контактом.

Как оказалось, многих это оскорбляет. Письмо, не предварённое пышной шапкой «Добрый день, дорогой Леонид Ильич!», считают сухим и обезличенным. Разговор, в котором поминутно не упоминается имя, пол или социальный статус собеседника, воспринимают как отказ идти на контакт. В конце концов, внезапно поднимают тему «Откуда вообще берутся люди, которые не используют обращения?», приходят к выводу, что у нас просто плохая память, а то и совсем обижаются.

Такая мелочь, словесный мусор. Откуда такое обожествление?