Доверяй, но проверяй

2015-06-16 | 01:43 , Категория текст


Меня тут экзотическая весьма штука задолбала — принцип «доверия к жизни», популярный в известных кругах. Причём по роду занятий я вынуждена эти работы читать и в них вникать, а затем ходить за авторами и хватать их за лацканы пиджаков: чуваки, типа, вы чё сказать-то этим хотели?!

Может, спрашиваю, это вы о том, что скоро ответственность за последствия своих действий отменят? Типа, как я ни накосячь, а добрая мама-жизнь придёт, соберёт пролитое, склеит разбитое, отменит необратимое, вытрет сопли и скажет, что в порядке всё, ничего страшного не случилось? Нет, отвечают, мы не это имели в виду.

Ага, говорю, это как будто самый старый и могущественный друид сделал мне волшебный амулет? И теперь никогда-никогда-преникогда (до 90 лет по меньшей мере) я из пирога жизни не вытяну кусок с чёрным бобом и не пойду на костёр Самайна? Смущаются. Нет, говорят, не надо понимать всё так буквально.

Ну, может, вы хотя бы про то, какой я Супермен и Капитан Америка, как я все жизненные трудности превозмогу, одолею и трёх гадов зараз последней пулей уложу? Нет, говорят, к сожалению, на батлкрузер ты как не походила, так и не станешь походить, погоди стены лбом таранить.

О! Ещё идея! Она тоже с наблюдениями не согласуется, но, может, вы про неё? Жизнь сама всё, что нужно, мне даст и испытаний отмерит строго по размеру, личностного развития для? И пускай, дескать, день завтрашний сам заботится о себе, а я стану как дитя. Как, и на это нельзя рассчитывать? Ну ладно.

А вот и поизысканней нашлась концепция. Страдания человеческие, оказывается, имеют смысл, и смысл этот надлежит принимать со смирением и благодарностью — в том-то доверие жизни и проявляется. Эээм, ребята, как бы вам помягче сказать? Оставьте катарсисы в тифозном бараке себе и психологии экстремальных состояний. А я можно лучше сдохну без изысков?

Последний, самый прошаренный товарищ мне Кьеркегора принёс. Про патриарха Авраама рассказывает, как тот сына резал из любви и доверия к совершенству Господню. Полагаясь, так сказать, на веру, не подвластную чувствам и разуму. Спасибо, товарищ. Ты открыл мне качественно новую грань нравственного безумия. Кьеркегора оставь, он смешной.

Итого в сухом остатке имеем доверие к собственным потребностям и чувствам. Может быть, так и начнём писать, психологи, мать вашу?