Закон и слово

2015-06-16 | 03:12 , Категория текст


Не то чтоб меня никто никогда не задалбывал — бывало, спору нет. Но я нашёл для себя один инструмент, который количество задалбываний существенно снижает. Даже не один, а два. Только не смейтесь: закон и слово.

Я работаю продавцом. Торгую полезной утварью, не для понта, а для пользы дела которая. Пользуюсь среди покупателей авторитетом доброго и честного малого. Но иногда приходится включать и вредность — но только строго подкреплённую законом!

Вот покупатель. Пять минут назад он покупал бур на четыре. Я ему предлагал пятёрку — тот созванивался с домочадцами, мерили-прикидывали — нет, на четыре надо. Сейчас он просит поменять на пятёрку и обещает доплатить. Я просто меняю ему один бур на другой, благо цена одинакова. Ошибся человек, бывает. С таким нужно по-человечески.

А вот — другой. Он покупает ключ, а дня через три, когда прикрутит всё, что ему нужно, требует возврата денег. Он уже не раз так делал. И не только у нас. Известная личность. Как с таким быть? Просто. Я с ним даже разговаривать не буду — пусть пишет заявление, в течение десяти дней мы его рассмотрим и деньги вернём. Что? По закону обязаны? Так мы и не отказываемся. Всё по закону, с соблюдением всех формальных процедур и в установленные законом сроки. Не нравится? Ну, а кто ж виноват?

Вот человек — я его знаю, постоянно заходит — хочет мелкую шняжку за три рубля, но — увы — у него только тысячная купюра. Что делать? Да я просто вложу свои три рубля в кассу, а он занесёт потом — всё равно постоянно ходит. Или карточкой рассчитаемся. Или ещё чего придумаем — но придумаем, никто в обиде не останется.

А вот другой. Он целенаправленно платит тысячей за такую же шняжку, притом что при оплате показывает кошелёк, в котором и червонцы есть, и железо. Мы обязаны разменять, если он покупает! Что с ним сделать? Для начала — заставить подождать, пока я найду и пересчитаю размен. Потом он унесёт у меня всю бесхозную мелочь по десять копеек. По закону я обязан дать сдачу — ну так и бери. Не нравится много железа? Не бери, но не говори, что я её тебе не отдавал. И рваные деньги я на сдачу тоже могу дать. Не нравится — не бери, оставь мне. По закону это деньги, обязательные для оборота.

Вот покупатель чем-то недоволен. Что с ним делать? Говорить. Сломалось? А, вот «ракушка» на месте разлома, дефект литья — ясно-понятно, брак, разглядеть который снаружи никак не можно. Бери тогда новую, другую, а эту я поставщику отправлю. Он брак признает, и я тоже в накладе не останусь. Помощнее хочешь? Ладно, сейчас просчитаем доплату — и бери другую, помощнее. Зачем нам разводить бюрократию-волокитку? Лишь бы человек скорее доволен стал.

А вот другой. У него фактических претензий нет, у него есть желание поорать. Может, встал не с той ноги или съел чего не того — факт, что не я виноват. Но он орёт. Что делать? Дать книгу жалоб и ручку. На, мол, пиши. Что писать? Да что хочешь! Но смотри — там камера наблюдения стоит, и если из-за твоей необоснованной жалобы с меня хоть копеечку снимут — я буду считать твою жалобу клеветой. И доказать факт клеветы смогу. Тогда мы уже будем говорить другими словами, в другом месте и за другие деньги. Оно тебе надо? Не знаю, но с тех пор, как камера у нас стоит, ни одной жалобы в книге не появилось.

Так что, граждане, я призываю вас: говорите друг с другом. С хорошими людьми — по-хорошему, по-человечески. А с остальными — по закону. Закон — обоюдоострое оружие, и, хотя злоупотребление им может привести к порезам, бояться его применять не надо. Сильно жизнь упрощает.