Мрамор и котики

2015-06-16 | 13:48 , Категория текст


Так получилось, что я попал на стол к хирургу с «классической болезнью» всех алкоголиков — язвой желудка. Операция прошла успешно, но пить в прежних количествах мне запретили. И конечно же, я курил. Сначала сигареты, потом трубку. От никотиновой зависимости я избавился достаточно быстро — за пять лет. От психологической не избавлюсь никогда — курю безникотиновые смеси в электронной сигарете. Свою алкогольную зависимость я заменил на в меру тяжёлый физический труд. Но это помогает лишь частично. Психологическая зависимость остаётся с человеком навсегда. Сам механизм приёма алкоголя жёстко привязан к различным ситуациям в жизни — можно даже сказать, что к большинству, — и мне, алкоголику, приходиться себя обманывать. Я покупаю минералку, смешиваю её с различными пищевыми сиропами, чаем, кофе. Сам процесс приготовления этого «микса» в точности повторяет приготовление алкогольных коктейлей. Моё подсознание реагирует соответственно, ожидая новой порции алкогольного яда, готовит мне состояние опьянения, но каждый раз жестоко обманывается. Таким образом я постепенно становлюсь более постоянно трезвым и менее зависимым от рюмки.

Но даже такая жизнь далась мне не сразу. Я заработал себе денежное состояние на той части отношений в бизнесе, которая подразумевает совместные пьянки как крепкий фундамент доверия партнёров. По сути, все отношения в бизнесе делятся на четыре вида: семейные, постельные (сопутствующая проституция), наркоманские (совместные пьянки и приёмы «доз») и деловые — это когда нет возможности перевести отношения в предыдущие. И никто не сможет запретить их смешивать в различных пропорциях… Вот и получается, что алкоголизм — это ещё очень гуманные деловые отношения и лёгкие последствия для организма в целом. В остальных случаях лечение ещё более сложное, если оно осуществимо.

Хирург, что делал мне операцию, оказался основателем организации по тибетским методам оздоровления. По результатам моих анализов и его оценке жить в прежнем алкогольном режиме мне в лучшем случае оставалось пять-семь лет. Знаете, это совсем не то будущее, на которое рассчитывает состоятельный человек. Не для того я так активно пьянствовал в целях личного обогащения, чтобы так мало прожить в богатстве. Это стало для меня причиной для самовосстановления. И самой эффективной процедурой восстановления должно стать дело, в которое я бы смог вложить свои нервы. С выгодной прибылью, конечно. Иначе говоря, получать от дела душевное удовлетворение.

Стоит сказать, что к людям я равнодушен. Считаю, что в жизни всё учтено, и за всё следует своя плата. Помощь ближнему своему — настолько безнадёжное дело, что даже при всех гарантиях и договорах предать общие интересы в угоду своим прихотям сейчас естественнее, чем покурить. Поэтому вариант прямой помощи людям был исключён. Опосредованно — возможен. И так сложилось, что я его случайно нашёл. Забавно вспоминать этот случай, так как это классический сюжет подвига рыцаря в белых доспехах во имя прекрасной дамы с грустным взором. Ожидая человека во дворе жилого дома, услышал, как из окна детский грустный голос зовёт кого-то по имени. Оказалось, котёнок перепрыгнул с подоконника на ветки рядом стоящего дерева. Пришлось лезть и снимать, благо невысоко — второй этаж. Когда спустился с котёнком, меня уже ждала заплаканная девочка лет десяти с горящими от счастья глазами. Наблюдая за ней, я вспомнил очевидную истину, что животные никогда не предают своих хозяев первыми. Так я нашёл дело по душе — помогать домашним животным.

Я продал трёхкомнатную квартиру в центре Москвы, две виллы, свой автопарк и прекратил тусоваться. Это, конечно же, отразилось на бизнесе: постепенно «партнёры» перестали вести со мной дела. Бизнес я также продал, пока он не умер, или, что намного вероятнее, у меня его не отобрали бывшие «партнёры». В небольшой провинции построил скромный домик и всё остальное. Уложился в 40  000 долларов; по прежним меркам это бытовые расходы за месяц. Часть денег положил под проценты, на которые живу, как пенсионер из Европы. Другую часть вложил в небольшой бизнес. Оставшуюся, бо́льшую часть я вложил в покупку и полное оснащение ветеринарных клиник, передержек, организацию волонтёрской помощи и небольшую детскую образовательную и учебную программу по правильному обращению с домашними животными. Фото и видео счастливой жизни домашних питомцев — для меня награда. Это дело будет финансироваться и после моей смерти. Я считаю себя счастливым человеком, который умрёт со спокойной душой.

Скажи, «партнёр», тебе действительно настолько горячо греет душу мраморная лестница? Мрамор — камень холодный, надгробный. Не стоит его так сильно любить — ещё успеем под ним належаться.