Что такое рыбосома?

2015-06-16 | 19:30 , Категория текст


Задолбал плач о советской школе, самой-самой-самой лучшей в мире. Я заканчивала школу уже после распада Союза, но ещё на вполне нетронутых остатках этой системы (наша школа даже недостатка учителей смогла избежать в самые тяжёлые годы).

Сразу оговорюсь: я с программой справлялась легко, но я же не глухая и не слепая. Продвинутых школ на всех таких умных не хватало, туда попадали либо самые умные, либо блатные. А такие, как я, просто сообразительные и с хорошей памятью, учились в обычных школах по обычной программе. В первую очередь нас учили не напрягаться, если не попадалась вдруг особо продвинутая «училка». Да, программа рассчитана на средний уровень учащихся, а нам тут делать нечего. Некоторые из умников, правда, оказались не столь одарёнными, и в какой-то момент «само» у них получаться перестало, а от систематической работы уже отвыкли. Облом. Но «умники» — не показатель. Если у человека работают мозги, нормальная память и есть желание учиться, он найдёт способ получить желаемое и в школе, и помимо школы. Но ведь таких меньшинство.

А большинство — это те, кому надо прикладывать усилия, чтобы справиться со школьной программой на нормальном уровне. И есть ещё одно меньшинство — которое при любых усилиях вряд ли справится.

Совершенно неудивительно, что потом я встречаю людей разных возрастов, от стариков до вчерашних студентов, включая тех, кто учился, когда уже проходили генетику, но ещё в правильной советской школе, которые не знают, что если даже ты съешь помидор и его ДНК попадёт тебе в живот, твои дети не будут красные и с семечками. Или людей, которые не знают, как посчитать объём параллелепипеда. О цилиндрических ёмкостях я вообще молчу. Неудивительно, что люди не очень понимают, что Екатеринбург и Владивосток немножко не рядом, хотя оба «где-то там». Неудивительно, что женщина на десять лет меня старше предполагала, что архивы одного из сибирских городов могли пострадать во время немецкой оккупации…

Это всё совершенно нормально, потому что всех этих людей в детстве заставляли хотя бы заучивать, если уж толком не получается осмыслить, огромный объём информации, никак не обозначая значимость тех или иных знаний. Важное или второстепенное, необходимое каждому для жизни или только специалистам в профессиональной деятельности — всё валилось в одну кучу под общим заголовком: «Тема, которую мы сейчас проходим».

Зачем? Чего ради? В нашем таком замечательном классе, откуда большинство поступало в вузы, химия в том объёме, в котором мы её изучали, была нужна троим, физика — четверым, география — кажется, одному… Остальные получили на выходе жуткую кашу в голове вместо этих предметов. Математика была нужна половине, а вторая половина почти в полном составе пополнила ряды тех, кто за подсчётами определённых интегралов забыл, как вычислить площадь своей комнаты и как сравнить стоимость 300-граммовой банки консервов с той, в которой 500 граммов.

Уроки литературы не прививали любовь к чтению и очень относительно способствовали формированию общей эрудиции, не всегда учили связно излагать свои мысли, а различать ямб и хорей нужно не всем.

Да, это всё очень красиво выглядит на бумаге. На бумаге мы все освоили огромный объём знаний, любая продавщица в магазине что-то понимает и в генетике, и в ядерной физике, представляет, как синтезировать заковыристые химические соединения, целыми страницами цитирует «Войну и мир» и точно помнит, какой след в истории оставил Василий Тёмный. На практике она махнула рукой на всю эту ерунду ещё в школе, но пытаясь вложить в её голову все эти знания, её толком не смогли научить считать без калькулятора и не растолковали достаточно подробно, почему нельзя включать все эти мощные штуки в один удлинитель.

Не лучше ли было дать ей возможность изучать всё это «ненужное» на базовом уровне, чтобы ей понятным языком объяснили то, что имеет практическое значение и позволяет среднему обывателю не вестись на совсем уж полную чушь и сносно ориентироваться в мире? Да, она бы не научилась рисовать значок интеграла, потому что он не вошёл бы в базовую программу по математике, но ей хватило бы времени на то, чтобы твёрдо усвоить основные вещи. Не лучше ли дать возможность выбирать продвинутые (а то и очень продвинутые) курсы по нужным или просто интересным дисциплинам на фоне твёрдых базовых знаний по остальным?

Хотя, конечно, нельзя будет гордиться, что ты в школе проходил та-а-акие запредельно сложные вещи. Но ведь это образование даёт людям в основном знания типа «Я помню, что рибосомы — это что-то из биологии. Или они рыбосомы? И вообще, что бы это могло быть?» и святую уверенность в том, что раз они запомнили это самое странное слово, вырванное из контекста, то могут даже не сомневаться, что учились в лучшей в мире школе.