МИГ Рыбникова

2015-06-16 | 20:42 , Категория фото


Летчик-испытатель отвел падающий истребитель от школы. Но ему не хватило нескольких мгновений, чтобы спастись самому

Четвертого декабря был крайний день цикла испытаний МиГ-29КУБ. Летчики не говорят "последний". Плохая примета. В 11.53 во время заключительного этапа полета с бортом N 204 пропала связь. Через три минуты самолет рухнул в деревне Чемодурово. Летчики катапультировались. Но Сергея Рыбникова спасти не удалось. На следующий день он скончался в институте им. Склифосовского.

Сейчас в РСК "МиГ" идут проверки и работают комиссии. Черные ящики найдены. Воронка от падения перепахана экскаватором и песок просеян до последней песчинки. Второй пилот Вадим Селиванов прямо в институте Склифосовского опрошен. У него серьезные переломы рук. Предстоят операции. "Самолет проверялся на ограничение по параметрам. Вышли на нужные параметры и поняли, что высоты не хватает. Это был двадцатый, крайний пункт выполнения задания. Выполнили и увидели, что не хватает высоты, чтобы выйти. Невписывание в режим. То есть самолет выйти не сможет с этой высоты", - объяснил Селиванов следователям. Еще он сказал, что решение катапультироваться принял, как и подобает, командир. Но только после того, как убедился, что самолет носом идет на пустырь. Первым катапультировался Селиванов. А Сергею не хватило полсекунды, чтобы купол парашюта наполнился.

Возле чемодуровской школы огромная воронка. Сюда рухнул МиГ. Всего метров 80 от крыльца. И дальше два жилых дома. Это снайперское попадание в пустырь. Правда, в одном классе девочку вызвали к доске в тот самый момент, когда погиб МиГ. От ударной волны светильник сорвался с потолка и рухнул на ее парту. Спешу успокоить читателя: ни один ребенок, ни один житель Чемодурово не пострадал. Но страшно подумать, что бы было, если бы экипаж не тянул до последнего машину, не направил бы ее в этот пустырь.

Страшно подумать, что бы было, если бы экипаж не тянул до последнего машину, не направил бы ее в этот пустырь
Наши катапультные кресла самые надежные в мире. Это признают и конструкторы "Локхида", и инженеры "Боинга". Но при одном условии - парашют должен наполниться воздухом, чтобы затормозить падение. А для этого нужна спасительная высота. Ее-то Рыбникову и не хватило. Он упал на бетонный гараж. Парашютные стропы сдавили шею. А к месту падения уже бежали люди. Рядом с гаражом была лестница. На нее вскарабкался рабочий местной фабрики турок Мустафа. Он принялся делать искусственное дыхание. Сергей вздохнул, и сердце заработало. Подъехала "скорая". Потом вертолет. Уже в 12.30 Сергей был в "Склифе". Казалось бы - страшное позади. Но действительность оказалась страшнее.

- Никто не знает, сколько времени провел Сергей на гараже с перехлестнутыми на горле стропами. А тут каждая секунда на счету, - говорит отец Сергея Виктор Рыбников. - Врачи честно сказали, что положение крайне тяжелое. За сутки было две остановки сердца. Его хоть и сшили, но в сознание он так и не пришел. Вечером 5 декабря мне позвонили. Они сделали все, что могли...

Виктор Рыбников - высокий красивый мужчина с благородной сединой. Но глаза! Он говорил со мной спокойным голосом, а там внутри все переворачивалось.

Виктор отлетал на Су-24 три десятка лет. Сережа родился в Шверине (ГДР), когда Виктор проходил там службу. С детства строили авиамодели. И кем станет сын, вопрос даже не обсуждался - конечно, летчиком! Но в полку, куда распределили Сергея, не было керосина. И за год он поднялся в небо всего два раза. А летать хотелось. Тогда Сережа решил идти в летчики-испытатели. Он прошел через такое сито! И добился своего.

- Он стал летчиком-испытателем 1-го класса. Садился ночью на палубу, а это приравнивается к подвигу. Он награжден медалью Нестерова. В этом году Сергей обучал индийских летчиков садиться на авианосец "Викрамадитья" (бывший "Адмирал Горшков". - Ю.С.). Принимал участие в создании индийского морского истребительного полка "Черная пантера". Вот когда мы волновались за него. Там и палуба меньше, чем на "Кузнецове", и климат непривычнее. А здесь рутинный испытательный полет...

- Пока идет работа комиссии, возникла информация, что это или машина была неисправна, или летчики ошиблись...

- Чушь! Пока нет результатов, об этом нельзя говорить. Ведь ребята испытывали машину на предельные режимы. Предельные! Пытались определить предел прочности, нарушая инструкции для гражданских машин. Машина могла на таких испытаниях разрушиться в воздухе! Это их работа. Поэтому обе версии неверны.

Мне удалось поговорить по телефону с вторым пилотом МиГа Вадимом Селивановым. При одном условии: мы не будем касаться причин катастрофы.

- Сережу я знал еще по Баренцеву морю. Он садился на "Адмирала Кузнецова" даже в шторм. Таких, как он, на фирме было всего четыре человека. Ас! Мы на него смотрели как на бога от авиации. И при этом он был парнем простым. Не чурался подойти к младшим по званию и спросить что-нибудь. И ведь он катапультировал меня. А самому не хватило полсекунды... Он герой! - сказал Вадим.

У Сергея остались три дочки. Одиннадцатилетняя Майя, семилетняя Виталина, а Пелагее исполнилось пять месяцев. Как только Сергей умер, в квартиру Рыбниковых ворвались корреспонденты одной "желтой" телекомпании. Майя закричала от страха, а Виталина ушла в свою комнату и закрылась. Психиатры говорят, это самая страшная реакция. Наконец свекровь вытолкала взашей незваных гостей. 10 декабря у Виталины был день рождения. И мама Юля сквозь слезы все же решила его отпраздновать. Психика ребенка просто не выдержала бы такой нагрузки. Ребенка отпустило.

- Вы как военный летчик могли предвидеть, что это может случиться... - обращаюсь я к отцу Сергея.

- Но почему? Многие летчики-испытатели уходят на пенсию. И у меня не случилось ни одной серьезной аварии. Даже на МиГе последние 30 лет не было ни одного смертельного случая. Любил дочурок, Юленьку. Любил спорт. У Сережи было правило: все вещи и документы должны лежать на своих местах. Чтобы в его отсутствие был порядок. Оберегал семью от невзгод. Даже за квартиру заплатил вперед. У нас теперь жизнь разделилась на две части: до и после Сережиной гибели. У Юли сейчас маленькая на руках - она занята, но видно, что осознание к ней приходит. Это очень тяжело, - из глаз летчика покатилась слеза.

Сергея Рыбникова похоронили на Быковском мемориальном кладбище. На Аллее героев. Здесь хоронят рыцарей неба. На панихиду собрался весь цвет российской авиации. Квочур, Диардица, Власов, Беляев... Кто-то из выступавших сказал, что подвиг Сергея Рыбникова достоин звания Героя России. Ведь он ценою собственной жизни отвел самолет от школы, где шли занятия.

Я связался с фирмой, где работал Сергей. Ответ был краток: комментировать там будут только после завершения работы комиссии.

Понять это можно. Комиссия - дело серьезное. Об одном тревожусь - не забыли бы там о подвиге летчика-испытателя Сергея Рыбникова, которому было всего 36.