Идеальная мишень F 117: как гордость Америки пустили по ветру

2015-06-17 | 02:54 , Категория фото


Технология «Стелс» - гордость американской инженерной мысли, позволяющая самолету становиться невидимым, развеялась, как пыль по ветру. Это произошло 27 марта 1999 года близ города Рума, в 50 километрах от Белграда. «Триумф инженерной мысли» был поражен советской ракетой системой ПВО Сербии. Руководство НАТО после этого инцидента запретило полеты всех самолетов этого типа над Сербией, чтобы избежать дальнейших потерь этой машины.

Сама технология «Стелс» действительно уникальна. Да и ниша для ее использования подобрана как нельзя лучше - создать самолет, которые не видит ни одна из существующих систем ПВО - задача воистину великая.

В СССР первое упоминание о технологии и принципе работы датируется 1962 годом. Тогда в Москве, в издательстве «Советское радио» была опубликована весьма любопытная книга под названием «Метод краевых волн в физической теории дифракции». Ее автор, амбициозный и талантливый ученый Петр Уфимцев, описывал метод, согласно которому можно сконструировать уникальную форму для любого летательного аппарата, она будет преломлять лучи от систем обнаружения целей (радаров) и не отражать их, а преломлять и направлять в разные стороны, тем самым делая самолет невидимым для противника. Однако по странному стечению обстоятельств, у военных новая теория понимания не нашла. За скупым армейским «производство не имеет под собой оснований» крылся отказ от едва ли не самого перспективного проекта современности. Позже, хорошо изучившие эту работу ученые-авиастроители обнаружили, что в книге описывается алгоритм вычисления оптимального профиля самолета для обеспечения минимального отражения на радарах.

По ту сторону океана, в США, уже много лет трудились над созданием такого типа самолета, но многочисленные расчеты, эксперименты, тестирования не давали положительных результатов. Все постоянно шло наперекосяк, пока однажды специалист по радарам Дэннис Оверхоулз не увидел ту самую работу Петра Уфимцева. Взволнованный Оверхоулз, сметая все на своем пути, помчался в кабинет к генконструктору проекта Бену Ричу. Изучив книгу, Оверхоулз и Рич пришли к выводу, что в книге советского ученого описывался сам метод вычисления всех необходимых величин.

Тогда же в головы американских ученых пришла идея, что поверхность самолета можно разбить на сотни прямых частей, обеспечив тем самым эффективную площадь для преломления радиолокационных лучей.

Однако не все верили в то, что самолет с такой формой вообще сможет передвигаться. Когда ведущий инженер по аэродинамике компании Lockheed Martin увидел, какой получается самолет, у него подкосились ноги. Согласно всем существующим принципам авиастроения - такой аппарат летать не мог. Кентрелл поставил своим инженерам простую задачу: сделать так, чтобы самолет мог подниматься в воздух и хоть какое-то время летать. Так американцам удалось создать эталонный самолет-невидимку. Впрочем, эйфория от успеха быстро прошла.

Металлических деталей в конструкции планера было не более 10%. Прямоугольная форма фюзеляжа и V-образное хвостовое оперение настолько ухудшили пилотирование самолета, что для летчика, выполнявшего на нем полет - это было сущей пыткой. Подобная конструкция поставила крест на сверхзвуковой скорости для самолета, значительно снизила его боевой радиус и полезную нагрузку. К тому же, во время выполнения полетного задания, все системы связи, система опознавания «свой-чужой» и даже высотомер должны были быть отключены, во избежание наведения систем ПВО. Самолет получился настолько неуклюжим, что сами американцы до последнего сомневались в его эффективности.

Доцент кафедры Казанского научно-исследовательского технического университета (КАИ), специалист в области авионики Илья Матвеев поделился в интервью телеканалу «Звезда» своим мнением относительно систем управления в этом самолете: «В силу особенностей конструкции, самолет мог управляться только через специальную электродистанционную систему, в которой применялось двойное дублирование каналов управления. В силу аэродинамических характеристик, самолет был крайне неустойчив по тангажу и рысканию, поэтому и эти параметры тоже отслеживал компьютер, который так и назывался «компьютер по контролю за устойчивостью», а в дополнение к нему чуть позже был установлен автомат контроля тяги двигателей, который, честно говоря, надежностью не отличался».

Бомбы против пальм

Первое «боевое» применение у F-117 прошло во время проведения операции американскими войсками по свержению правящего Панамой Мануэля Норьеги. Стоит отметить, что у Панамы не было на тот момент никакой системы ПВО, поэтому даже самое скудное сопротивление панамские войска оказывать не могли. «Стелс» успешно отбомбился и вернулся назад на авиабазу.

Следующий «выход в свет» состоялся в Персидском заливе в 1991 году. Имеющиеся в распоряжении сил ПВО Ирака зенитно-ракетные комплексы не были должным образом использованы в силу низкой квалификации боевых расчетов, поэтому «Стелсы» отработали практически свободно. В ночь на 17 января звено из 10 самолетов 415-й эскадрильи нанесли первые удары.

В три часа ночи самолеты нанесли бомбовые удары пункты управления ВВС в Багдаде, центр управления воздушным слежением в Аль-Таджи. Во время авиаударов американским летчикам запрещалось опускаться ниже 6 тысяч метров, чтобы не попасть под огонь систем ЗРК малой дальности и зенитной артиллерии, которые в отличии от более мощных ПВО все таки могли опознать низко летящую цель и произвести по ней пуски.

Югославский позор

Операция НАТО в 1999 году, направленная на свержение режима Милошевича стала воистину «звездным часом» для применения F-117. Однако не всем планам по применению этой машины было суждено сбыться. В тот черный для американских ВВС день по всем центральным каналам можно было наблюдать обломки некогда грозной военной машины и прыгающих на этих останках местных жителей.

Машина была сбита комплексом ПВО С-125, входящим в состав третьей батареи 250-й бригады войск противовоздушной обороны, которой командовал Золтан Дани. Сам Золтан в последующих интервью рассказывал, что с самого начала не испытывал иллюзий относительно технического превосходства этих машин. Плюс ко всему, в подчинении Дани находилось около двух сотен солдат, в которых командир был уверен.

Перед тем, как размещать ракеты на позициях, Дани приказал развернуть для коммуникаций не радиостанции, а кабельную связь. Тем самым югославский офицер решил сразу несколько проблем: кабельные линии нельзя было перехватить, заглушить или подслушать, что исключало возможность демаскировать позиции комплекса ПВО.

Тем не менее «поймать» это «чудо американской мысли» оказалось задачей непростой. Поскольку югославские расчеты ПВО включали свои радары на короткое время, увидеть в этом «коридоре» малозаметный самолет было задачей невероятно трудной. Цель, по рассказам самого Золтана Дани, была захвачена в самый последний момент, буквально за минуту до принудительного выключения радара.

Самолет-невидимка подошел к батарее ПВО настолько близко, что вероятность его поражения была практически 100%. Расчет югославов был прост: дать подойти на максимально близкое расстояние, произвести пуск и поразить самолет, не дав ему шанса на противоракетный маневр. Когда Золтан понял, что «Стелс» сбит, он засек расстояние. Оказалось, что самолет поразили всего в 13 километрах от позиций батареи ПВО. Расход боеприпасов системы ПВО составил две ракеты 5В27Д. Первая срезала самолету крыло, а вторая угодила в фюзеляж.

В случае с потерей своего лучшего самолета американцы допустили не только технический, но и тактический просчет. НАТОвское командование было настолько уверено в неуязвимости своего самолета, что посылало его на задание без какого-либо прикрытия. Мало того, курс, который пилот самолета Дейл Зелко взял для захода на цели, использовался уже в четвертый раз. Если вдаваться в техническую сторону этого вопроса, то безусловно, решающую роль сыграл симбиоз опыта югославского командира Дани, радара системы ПВО ракет С-125. Вся суть этой системой ПВО в том, что для радаров, работающих в длинноволновом диапазоне, обнаружить самолет даже с такой причудливой формой не составляет большого труда. Определить местонахождение цели с точностью до метра они, конечно, не могут, но вот указать направление, курс и высоту - способны. К тому же, F-117 отличался крайне низкой маневренностью на небольших высотах, да и не был маневренным самолетом в принципе, как раз в силу своего планера и самой конструкции. Таким образом, F-117 стал идеальной мишенью для югославской системы ПВО. НАТОвское командование до сих пор не признало других потерь этого самолета за время югославской агрессии. По данным портала jfdefence.com авиация США и НАТО потеряла от 4 до 5 самолетов F-117, однако никаких официальных бумаг на эту тему в Пентагоне нет.

После того, как американский самолет был сбит, летчику все же удалось катапультироваться, а впоследствии успешно эвакуироваться с места падения. Несмотря на это, сбитый на просторах Югославии самолет стал предметом постоянной критики по всему миру. В НАТО поняли, что технология, скорее всего, будет раскрыта, поэтому предприняли дополнительные меры по защите F-117. Эти самолеты больше никогда не выполняли работу в одиночку : их постоянно сопровождала пара F-15/F-16, снаряженных ракетами HARM, которые наводились на сигнал РЛС системы наземной ПВО. Инцидент, произошедший в 1999 году, сильно поубивал бравады американским и НАТОвским летчикам, а технология, по которой был построен сверхдорогой самолет вскоре была признана неэффективной. Конец американской машины пришел воистину внезапно. В июне 2005 в Пентагоне состоялись закрытые слушания по программе F-117 и самолетов на его базе, а в 2008 году самолет официально сняли с вооружения. Бесславный конец дорогой и малопонятной программы, которая в очередной раз была побита надежным советским оружием.

Автор: Дмитрий Юров