Достучаться до понимания

2015-06-17 | 03:27 , Категория текст


Да, я садист, маньяк, чудовище: я бью своих детей. Позвольте рассказать, как это происходит.

Старший ребёнок. Умный, адекватный, хороший мальчик. Но вот некоторые черты характера…

Ребёнку где-то год, недавно научился ходить — бродит по квартире. Обнаружил газовую плиту с интересными вентилями — ведь так здорово их покрутить. «Нельзя», — говоришь ему. Вроде понимает, но руку всё равно тянет. Ещё раз: «Нельзя». Отошёл, но в следующий подход снова пытается отравить всех газом. Шлепок по попе, в следующий раз повтор — всё, к плите даже не суётся.

Может быть, не все знают, но переходный возраст у детей не только в период полового созревания бывает. И в три года есть переходный период, и в семь лет. В три года ребёнок осознает своё место в мире и пытается этого места приобрести побольше. Начинаются капризы, непослушания, проверки на прочность родителей. Началось и у нас.

Капризы быстро перерастают в истерики. Истерика не лечится ничем. Слова не доходят — пролетают мимо ушей. Отвлечь внимание ребёнка просто нереально: он не переключается ни на что другое. Хороший метод — выставить в другую комнату. Он, правда, будет ломиться в дверь и требовать, чтоб впустили, но на то и придуманы замки. Без зрителей истерика утихает гораздо быстрей — большую роль играет желание покрасоваться. Одному скандалить не так интересно.

Но это срабатывает, если истерика приключилась дома и не надо никуда спешить. А если надо? Собираемся в садик. Надо ребёнка разбудить, посадить пописать на горшок, одеть и вести. Он просыпается и заявляет, что не хочет писать. При этом зажимает хозяйство руками, у него брызжет во все стороны, но писать он не хочет, да.

Сходили в цирк, представление понравилось, но в конце было мало тигров. Истерика на выходе, требования пойти обратно, отказ одеваться. Если в таких случаях рядом я, то просто одеваю силком, беру за шиворот и волочу домой, так как ногами перебирать отказывается и даже на руках не сидит — изгибается, пытается вырваться и упасть на землю. Если меня нет, то жене не управиться — сидит, ждёт, пока проорётся. Попутно приходится отбиваться от «доброжелателей», желающих узнать, что же деточка орёт, чего же она хочет. Каждому ведь не объяснишь, что деточка хочет орать.

Жена тоже была сторонницей уговоров, договоров, разговоров. Только вот не помогали они ни разу. Когда я убедился, что разговоры бессильны, я взялся за ремень. Никакого членовредительства — пару раз по попе вполсилы, маленький же ещё. Несколько терапевтических сеансов — и к словам папы ребёнок уже прислушивается, порой и зарождающуюся истерику подавить получается. Мама же сюсюкала до тех пор, пока не подрос, и лет в семь, когда начался следующий переходный период, уже сама лупила его (не ремнём, правда, руками), но никакого эффекта это уже не имело.

Девять лет. Ребёнок всё лето косячил. То побьёт кого-нибудь не за дело, то ещё что непотребное сотворит. Наказания в виде лишения мультиков, компьютеров, велосипеда не работают. Спокойно выжидает окончания срока наказания и продолжает косячить, ничего не откладывается в голове. Последняя капля — после серии косяков и одного серьёзного залёта идём к бабушке в гости. Слыша, как он с двоюродным братом бесится в другой комнате, подзываю его к себе и делаю очередное внушение. Дескать, чаша терпения переполнена, следующий косяк, как я и обещал, будет сопровождён поркой. Он радостно кивает головой, убегает — и через минуту раздаются гневные крики. Оказывается, в процессе прыжков на диване он опрокинул цветы, висевшие под потолком, и засыпал всю комнату землёй. Выхожу, снимаю ремень, отвожу в другую комнату, порю. Не до крови, конечно, но как следует прикладываюсь. Вот уже месяц, наверное, ведёт себя более-менее прилично.

Да, я понимаю, что мне сейчас начнут высказывать. Дескать, и заниматься надо ребёнком, и время ему уделять, и воспитывать…

Блин, ребёнку только что в попу не дуют! Пока был маленький, я всеми вечерами с ним играл. Перед сном обязательно сказку читать — да не то чтобы «Колобка» прочитали, и баиньки, а нормальный сеанс чтения по 20, 30, иногда даже 40 минут, если книга интересная. Когда он стал постарше, правда, времени меньше уделять получается — у меня больше работы, второй ребёнок появился. Но, тем не менее, всё свободное время проводим с семьёй — и в настольные игры поиграем, и в поход сходим, и на рыбалку.

Воспитание? Язык стёрся воспитывать. Всё, что говорится языком, пролетает, не задерживаясь. То, что сопровождается наказаниями, ещё как-то может ненадолго отложиться.

Посетить специалистов? Посещали. Никакого отклонения от нормы, разве что гиперактивность. Нормальный ребёнок — просто характер такой.

Будете стращать тем, что вырастет — будет меня колотить? Спорное утверждение. Меня в детстве ремнём не лупили — я очень послушным был. А вот жену пороли чуть ли не на регулярной основе. Ничего, выросла — отличные отношения с родителями, и мы им помогаем, и они нам.

И вот что прикажете делать? Несколько раз налупить, чтобы он запомнил, что плохое поведение может привести к плохим последствиям? Или увещевать, уговаривать и стоять перед ним на коленях, чтобы он вырос и от переизбытка энергии сделал какой-нибудь нехороший поступок?

Дети — они ведь люди. А люди разные — кто-то отзывается на любовь и ласку, а кого-то можно укротить только грубой силой. Давайте искать правильное лекарство для каждого случая, а не валить всех в одну колоду.


Сейчас младший подрастает, три года исполнилось. Похож на старшего, но поспокойней: когда истерит, до него всё-таки можно достучаться. Ремнём пока что не бил — максимум пару раз по попе шлёпнул за откровенное непослушание. Посмотрим, что дальше будет…