Дети в знаний свете

2015-06-17 | 13:21 , Категория текст


Работаю учителем в среднем звене в престижной гимназии, а также занимаюсь репетиторством. Недавно выдался трудный день, который суммировал всю родительскую тупость, с которой приходится сталкиваться.

Есть у меня в гимназии откровенно тупенькая девочка. На уме одни танцы-шмотки-мальчики. Девочка иногда получает хорошие оценки, но уровень у неё объективно на «три».

В этот проклятый день заявилась ко мне её мамаша, женщина хорошо за сорок, восточного типа. Очень темпераментная и такая же тупенькая, как дочь. Суть проблемы: «Почему доченька так съехала, предыдущий учитель нам лишь пятёрки ставил». Объясняю этой темпераментной курице, что дочка её — середняк, да к тому же на занятиях отвлекается, домашнюю работу не делает и часто по неделе где-то болтается под предлогом болезни. Ни одной справки я не видела.

Выслушала я о себе много. Мол, я должна была звонить этой даме каждый раз, когда доча плохо себя ведёт, домашнюю сама записывать той в дневник (среднее звено, смею напомнить!), и вообще я плохой классный руководитель, ужасный учитель, и нет у меня с юной курицей контакта. По опыту знаю, что под словами «нет контакта» родители имеют в виду, что я не желаю принимать тупость, хамство и небрежность их отпрысков с любовью, терпением и смирением.

Я дала дамочке отпор, объяснив, что ребёнка она должна контролировать. Я лишь предоставляю знания и слежу за их усвоением. А дальше началось самое интересное. Старшая курица вызвонила мелкую, та пришла. На ребёнка при мне орали минут десять, только что в контрольную носом не потыкали. А затем мамашка начала спрашивать: «Вы это с бабушкой учили? А это?» Выяснилось, что всё учили, но ребёнок настолько туп, что не в состоянии перенести из памяти на листок контрольной. Следует звонок с ором бабушке. Потом старшая курица поворачивается ко мне, меняется в лице и произносит елейным тоном:

— Ну вы же понимаете…

Второй акт этой пьесы абсурда произошёл вечером. Но сначала предыстория.

Летом мне позвонила женщина с просьбой взять в сентябре ребёнка на репетиторство. Но была загвоздка: мальчик после аварии плохо ходит, была травма ноги, поэтому нужно ездить к ним. Прикинула своё расписание, пожалела ребёнка, согласилась.

Первые занятия прошли нормально. Да, мальчик запущенный, да, странный, но заниматься был готов. А потом начались интересности. Ребёнок в девятом классе не в состоянии определить ударный звук, не может разобраться, где глухой, где звонкий звук. Произнося слово для транскрипции, намеренно утрирует каждый звук. На замечания не реагирует.

Дальше — больше. Задала орфограмму «Чередующиеся корни». На следующее занятие не выучил. Поругала. Вроде понял. Новое занятие — та же картина. Мама клятвенно заверяет, что учил, ругает мальчика вместе со мной. Ещё занятие — с грехом пополам четверть правила.

В тот раз я решила поговорить: может, что мешает мальчику. Благо мать отсутствовала. А вот тут всё стало ясно. При разговорах мама намеренно обходила тему травмы. Оказалось, что хромота — последствие паралича из-за черепно-мозговой травмы. В одиннадцать лет мальчик две недели лежал в коме! То есть у ребёнка серьёзные повреждения мозга, а эта самка человека специально меня обманула, чтобы я не отказалась.

Стала анализировать речь мальчика, объёмы усвоения знаний, скорость мыслительных процессов — явный клиент коррекционной педагогики. Я, при всём своём опыте, не знаю методов коррекции при повреждениях ЦНС. Готовиться к ОГЭ ему с такими проблемами не нужно — тут бы мозговую деятельность наладить. Ну и стоит это, конечно, в полтора-два раза больше моей ставки.

В тот несчастный вечер я позвонила маме с намерением дать совет найти коррекционного педагога, чтобы ребёнку действительно помогли, и узнать, зачем она меня обманула. В итоге выслушала, что я хреновый педагог, что ничего не понимаю в обучении, что я «привязалась к небольшой травме». Слушать она меня не стала, отматерила и бросила трубку.

В этой ситуации жалко мальчика, который не только не сдаст ОГЭ, но и вряд ли сможет нормально читать или писать.

Родители, поймите, пожалуйста, что вы редко бываете объективны по отношению к собственным детям. Если вы доверяете их профессионалам, то хотя бы выслушивайте мнение людей, которые видят ваших детей чаще и в другом свете.

А за тот день меня, конечно, задолбали.