Что ты сделаешь сейчас?

2015-06-17 | 13:24 , Категория текст


Я обычная слабая женщина, которая когда-то занималась боевыми искусствами, чтобы справиться с тем, что у неё не было отца, и никто не мог её защитить, если что. Поэтому пришлось вырастить в себе какую-то уверенность, чтобы как-то жить и не создавать у себя виктимный настрой. В общем, долгие годы я была уверена в себе, и плохие ситуации обходили меня стороной: на меня не нападала гопота, у меня не крали кошельки, телефоны, сумки. Так, встречалось хамство, но и только. Я шла по жизни твёрдым шагом, уверенная в своих силах и в том, что со мной ничего не случится. Да, я очень наивна по жизни.

Рядом со мной были разные мужчины, но все проблемы с ними решались в словесном порядке. В самых критических ситуациях я отвешивала пощёчины — и, возможно, была неправа в этом. Это уже не важно. Важно, что с каждыми новыми отношениями мне приходилось проверять свой внутренний стержень, восстанавливаться, снова начинать верить, снова разочаровываться.

В этом году я испытала окончательный кризис веры и надежд. Так тоже бывает, когда заканчивается что-то чрезвычайно важное. В моей жизни появился человек, который старательно пытался помочь мне, поддержать и в итоге полюбил меня. И готов был ждать, когда же я полюблю его в ответ, ведь я так важна для него. Так он говорил мне.

С различными перипетиями прошло три месяца. Я снова раскрылась, доверилась и доверила свои тайны, секреты. Отношения начинались очень возвышенно — со стихов, песен под гитару, задушевных разговоров о религии, верованиях, мистике и прочего. И это уже тоже не важно.

Постепенно стали вылезать ссоры — и я эмоциональна, и человек, который находился рядом. Суть не в этом. Суть в том, что пару дней он бил меня и издевался. «Что же ты плачешь? Почему не держишь удар? Что ты можешь сделать сейчас? Позвонить маме? Обратиться в полицию?» И я действительно ничего не могла сделать. Я сопротивлялась, но он был сильнее меня. И мне не к кому было обратиться. Я не могла выйти из запертой квартиры, я не могла отобрать телефон, чтобы позвонить.

Я никогда в жизни не дралась. Я жила в розовом мире с пони, где физическое насилие обходило меня стороной. Любым розовым очкам приходит время разбиться. Вот и мои разбились. И я теперь испытываю лютый когнитивный диссонанс. В моей голове перемешались картины, когда я доверяла этому человеку, он признавался мне в любви и был нежен со мной, с занесённым кулаком и словами: «Боишься? Что ты сделаешь сейчас?»

Я пишу всё это не для того, чтобы меня пожалели. Для этого у меня есть друзья. И не для того, чтобы кого-то очернить — колесница мироздания работает идеально, может, я это заслужила. Или он заслужит что-то ещё.

Я просто не понимаю: как так можно? Как? И зачем? И как мне теперь справиться с этим?

И нет, я не боялась. Я не понимала. Кстати, боевые искусства мне совершенно не помогли. Если бы человек хотел, у меня были бы выбиты зубы, повреждены внутренние органы и прочие милые сюрпризы. Я просто не смогла ничего противопоставить человеку, который обещал меня защищать.

Синяки на теле заживут, конечно. Но, видимо, теперь мне придётся испытать действительно кризис доверия. Раньше были цветочки.

Не надо так. Не поступайте так ни с кем.