Панки школы не боятся

2015-06-17 | 20:55 , Категория текст


Смотрю, пошло поветрие углубляться в воспоминания детства, перетряхивать распашонки, короткие штанишки, школьную форму и забытые дневники, выискивая виноватых и полируя тряпочкой нанесённые обиды. Читать интересно, забавно — слог у всех авторов прекрасный, юмор тоже, да и проблемы вполне себе не надуманные. Со многими вещами я даже соглашусь.

Одно меня очень сильно поражает. Это ж до какой степени, ребята, вашим родителям было нехрен делать, а? Заставлять ребёнка часами сидеть над прописями, контролируя количество написанных палочек-закорючек! Проверять дневник, перезванивая классным активистам или их родителям, уточняя, не сокрыло ли родное чадо какое-нибудь домашнее задание. Таскать ребёнка на другой конец города на ненавистную «музыку» или спортивную секцию. Фильтровать друзей и знакомых бедолаги. Перетряхивать гардероб, обшаривать карманы. Контролировать, что он ест и что не ест. Да на что тут только не жаловались!

Так вот, мне очень интересно стало: а когда ваши родители (в основном упоминаются мамы) успевали работать, готовить, носки штопать, в конце концов, если по тексту (а тексту я верю, честно) они глаз с ребёнка несчастного не спускали?

Мои школьные годы пришлись на лихие девяностые. Неполная семья, мама — врач. Ну, в принципе, достаток понятен сразу. Так вот. Насколько мне припоминается, контролировать мою учёбу у мамы хватало времени, сил и терпения этак до середины третьего класса. Потом она явно поняла, что отличником мне не быть в силу природных данных. Что не будет у меня красивого почерка, как у Кати К., или пятёрки по математике, как у Вани Р. Нет, в меня можно было всё это вдолбить, но тут надо было выбирать: ребёнок-отличник или попросту сытый ребёнок. И мама брала лишние дежурства.

Так что училась я сама, через пень-колоду. В аттестате за девятый класс, как сейчас помню, двенадцать троек. Ну и что? Ну и ничего. Никто не орал, никто капли сердечные не глотал, из дому не гнал. Внешний вид… Я шесть лет протусовалась с панками, внешний вид соответствовал, мама только изредка спрашивала: «Ты правда в этом пойдёшь в школу?» — «Ага», — отвечала я и уходила, громыхая цепями и булавками. Дома не запирали, майки не рвали. Ходит и ходит, главное, школу не прогуливает.

Я закончила школу. Закончила институт (платный, браться за ум мне не хотелось, а жить тогда стало чуть полегче). Сейчас работаю. Нет, я не олигарх, не владелец собственного дела — так, обычный клерк. Только вот в отличие от всех, кто писал о родительской удавке на шею, я очень-очень люблю маму. Я благодарна ей за всё — за невнимание к моим двойкам, за спокойное отношение к моим друзьям любого вида (иногда пугающего), за то, что я не ходила принудительно ни в один кружок. Я благодарна ей за то, что росла не по какому-то шаблону, а так, как мне было удобно, и не сидела над ненавистными учебниками вместо того, чтобы посмотреть мультики или почитать любимую книжку.

Маме спасибо. И выводы я сделала. Мой ребёнок будет учиться так, как ему захочется. А как отвечать учителям и прочим доброхотам, мол, как же ты, двоечник, жить будешь, я его научу по-нашему, по-панковски.