Раздолбай в абсолюте

2015-06-18 | 04:22 , Категория текст


Думал побыть «мимокрокодилом», но история о халявщиках настолько запала в душу, что никак не могу её проигнорировать.

Мне 30 лет, я руковожу конструкторским отделом предприятия, работающего в области микроэлектроники. Сначала хотел написать длинную историю о тяжести работы со студентами-раздолбаями, которых стало как-то уж очень много. Но потом вспомнил забавного товарища, пришедшего в мой отдел четыре года назад. Про него и расскажу. И в тему будет, и действительно товарищ эпичен во всех отношениях.

Приходит студент на первый из двух годов практики. Понятно, что если я выдам ему задание вида «на тебе схемы, сделать нужно это, вперёд», то он вряд ли что-то поймёт. Посему трачу час-два, чтоб разъяснить ему, что, как и зачем нужно сделать. Поминутно (наученный горьким опытом) пинаю, чтоб записывал мои слова и делал пометки по ключевым вещам. В конце прошу его рассказать мне суть задания, чтоб убедиться, что человек понял всё правильно. Наконец, учу пользоваться и показываю:

  • архивы документации готовых изделий, где можно посмотреть примеры оформления КД лучшими инженерами предприятия. Предупреждаю, чтоб искал свежие по дате, поскольку с течением времени меняются требования, материалы, принципы оформления;

  • специально купленную базу данных ЕСКД, ГОСТ, ОСТ и прочих нормативных и предписывающих документов, регламентирующих работу конструктора. В них можно найти ответ на любой вопрос, несмотря на корявость составления;

  • шкаф с литературой, содержащий книги, ценность которых для конструктора неизмерима. Учебники, справочники, таблицы и многое другое — пользуйся на здоровье!

  • стендовую комнату, где стоят на регулировке десятки наших изделий, которые можно посмотреть, пощупать и вживую выяснить, как и что выглядит и ведёт себя на практике. А уж если сподобиться и поднять из архива документацию, сравнивая прописанное в КД и наблюдаемое вживую, то, по моему мнению, вопросов остаться не должно;

  • наконец, куратора, к которому можно обратиться с вопросом, если совсем уж что-то непонятно и информация не находится.

Казалось бы, к четвёртому курсу студенты должны научиться самостоятельной работе, защитить уже несколько проектов и курсовых работ, подготовиться и сдать пару десятков экзаменов… Но выясняется странное: большинству из них проще спросить, чем воспользоваться хоть чем-то из предложенного мной в качестве справочного материала. И вот этот перец собрал в себе и приумножил всё самое стереотипное, что говорят о студентах-халявщиках.

Со спокойной совестью проведя вышеописанный вводный инструктаж, благословил его на труды праведные. В итоге через пару дней ко мне подходит работник-куратор и жалуется:

— Олег, я больше не могу! Этот баран уже задолбал! Он постоянно спрашивает всё подряд, по десять раз одно и то же! Я не успеваю делать свою штатную работу. Помоги, пожалуйста. Мне воспитание не позволяет его послать, а он говорит, что я обязан ему все рассказать, так как начальник (то есть ты) приказал.

Сказать, что я охренел от такой наглости, это не сказать ничего. Ну ладно, таким психологическим давлением пользуются не так уж много практикантов, но вот задалбывают вопросами девять из десяти. Притом, когда я спрашиваю: «Какого плана вопросы?», охреневаю ещё раз. Это те самые вопросы, которые я ему озвучивал, давал на них ответы и заставлял записать и повторить. Как? Ну как такое возможно?!

Я каждый раз морально готов, что работа, которую я и любой другой конструктор сделает за час, студент будет мусолить пару недель, о чём студента предупреждаю, говоря, что это нормально и пусть он лучше потратит это время на разбор материалов и привыкание к процессу, но сделает работу полностью сам. Но подавляющее большинство подходит к решению вопроса по старинке, методом «ночь перед экзаменом». Они с выпученными глазами ищут «шпаргалки» и донимают «ботаников», лишь бы сдать экзамен и выкинуть всю эту муть из головы. И ведь выкидывают!

После двух недель скрипа и скрежета проект сдаётся, я выдаю следующий, охреневая в третий раз. Освоившийся и перезнакомившийся с конструкторами студент применяет убойную тактику — задаёт вопросы последовательно каждому работнику! У нас 20 человек в отделе, и на каждого приходится всего по паре вопросов в день, притом студент, как щенок, которого бьют по попе, когда он гадит в неположенном месте, вместо того чтобы делать, как приказано, начинает шифроваться от меня. Пока я в отделе, он сидит и копит вопросы на листочках, а стоит мне выйти — начинается штурм сотрудников. Я пару раз палил это дело и делал внушения: на тему самостоятельной работы, на тему «в одно ухо влетело, в другое вылетело», на тему «ты же в предыдущем проекте делал всё то же самое, почему не можешь хотя бы повторить?». На меня смотрят и моргают два няшных глазика, как у котика из «Шрека», пустые-пустые, виноватые-виноватые… И всё продолжается по новой. Только шифроваться начинает сильнее.

Ну, окей, думаю, ты у меня научишься работать сам, или я не я! Даю при студенте приказ всему отделу: «Студенту практической помощи не оказывать, на любые вопросы отсылать к справочным материалам, чтоб сами думали». Успокаиваюсь и занимаюсь дальше своими делами. На следующий день обнаруживаю студента, сидящего «в обнимку» с одним из сотрудников и что-то живо обсуждающим. Точнее, работник что-то утомлённо вдалбливает студенту. Ну, думаю, ща выговор объявлю за нарушение указания о помощи студентам! Подхожу тихонько и слушаю беседу. Очередной раз охреневаю: ушлый студент из всего моего приказа вычленил главное для себя, «отсылку к справочным материалам», и сидит, довольный, долбает работника, чтоб тот ему показал книжку, страничку и абзац, в котором находится ответ на вопрос, и если ответа или готового решения там нет, продолжает долбать, пока не получит требуемое.

Ушёл курить и успокаиваться, поскольку понял: ща убью на месте.

Возвращаюсь, даю новый приказ: со студентом не общаться вообще, ни на какие темы, ни на какие провокации не вестись. Студенту объясняю персонально, громко, на весь отдел, как маленькому ребёнку, что такое самостоятельная работа, как и что требуется сделать, и чтоб до создания полной КД из этого угла не было ни одного вопроса.

Казалось бы, всё. Ну что тут ещё можно придумать? Ситуация безвыходная, всего один путь остался: работать с материалами и штудировать документацию. Я был наивен. Страсть к халяве и нежелание напрягать мозги способно творить чудеса! Я не учёл, что у нас на предприятии восемь конструкторских отделов, а у студента отличные коммуникативные навыки. Отсутствие студента на рабочем месте и постоянную беготню туда-сюда я списывал на то, что он наконец-то занялся самообразованием и бегает за справочниками и в цеха за примерами, пока не отловил его в соседнем отделе, долбающим вопросами конструктора там. Я был потрясён. Я был подавлен — и в то же время восхищён. Оставив всё как есть, я пошёл писать докладную на имя главного конструктора завода с просьбой дать указание отделу кадров уволить студента или избавиться от него любым доступным образом. Записку не донёс: стало попросту интересно, что же будет дальше. Принял меры против его последнего демарша, переселив на рабочее место прямо перед моим, буквально вися у него над душой.

Через неделю студент доложил, что работа закончена, показав распечатки готовой КД. Я подивился скорости и, на первый взгляд, правильности оформления документации. Но, разумеется, не стал досконально проверять, назначив проверяющего из свободных работников. Очередной раз охренел, когда выяснилось, что те распечатки, что он мне показал, относились к совершенно левой работе, взятой как пример. Студент её распечатал, продемонстрировал, подправив децимальные номера и названия, чтоб примерно было похоже, чуток поменял сборочный чертёж другого изделия, чтоб было похоже на новое… и ушёл к проверяющему с корявыми спецификациями и недоделанной сборкой в надежде, что тот «поправит», а по факту сделает за него или разъяснит, как надо. Благо я догадался отослать студента к самой въедливой тётке советской закалки, которая отхлестала студента по мордасам его листами и не стесняясь наорала, назвав тупым, ленивым, кретином, «которому даже ведро и швабру доверить нельзя!».

Студента уволил без сожалений в тот же день. Вадик, надеюсь ты это прочтёшь и узнаешь себя. Надеюсь, ты хоть что-то поменял в своём отношении к жизни. Мы тебя частенько вспоминаем всем отделом. Ты хоть и оказался бесполезным работником чуть более, чем полностью, но повеселил знатно.