Буду-буду прыгать по лужам

2015-06-18 | 09:09 , Категория текст


Я участковый терапевт. Начался гнилой сезон, испортилась погода, атаковали простудные инфекции. Оживление и на «Задолба!ли»: кто-то возмущён нежеланием терапевта тратить время на копеечное и пятисекундное дело по разуванию и/или натягиванию бахил — и правда, не скорая ведь, не торопится; кто-то возмущён режимом работы поликлиники, помощь в которой невозможно получить до понедельника, резко заболев в пятницу вечером.

Задолбали — это не то слово.

По первому пункту.

Да, мы торопимся. Количество вызовов у участкового терапевта в осенне-зимний период совершенно сравнимо с таковым на скорой, а мы, между прочим, ходим пешком, а значит, тратим больше времени на дорогу. Да, это наша работа, да, я читала должностную. А вот покупать бахилы — не наша работа. И в спешке натягивать милостиво предоставленные пациентами бахилы на сапоги — удовольствие ниже нижнего, и да, и этого пункта тоже нет в документах, регламентирующих мою трудовую деятельность.

И вот вы мне просто объясните: пациент у врача не один, а вот врач у пациента за день обычно бывает единожды. Так почему нельзя убрать ковры или застелить газеткой, если ждёшь врача? Именно в этот день? Я бы не спрашивала, но нормальные люди так и делают. Почему вы не готовитесь к визиту врача?

По пункту второму.

Во-первых, в нашем маленьком, но гордом Бульбаленде, так же, кстати, как и в России, если верить Гуглу, в осенне-зимний период поликлиники работают в субботу. Наплыв инфекций, гнилой сезон — помните? Про другие страны СНГ не знаю, если не так — очень сочувствую. Но на этом моё сочувствие заканчивается, потому что, во-вторых, из острых заболеваний с внезапным началом, которые требуют лечения на амбулаторном этапе, я могу назвать только ангину и потянутую спину. Если при ангине наблюдается плохо протекающая, некупируемая лихорадка или спина потянута настолько, что обезболивание требуется вот прямо сейчас — да, надо вызывать скорую. У всего остального есть продромальный период, длящийся от «что-то я сморкаюсь и кашляю» до «ой, что-то я помираю» в течении трёх-семи дней и больше. Так что возвращаемся к столь любимому врачами и столь нелюбимому пациентами вопросу: а чего вы столько тянули? Почему нельзя было обратиться в поликлинику, придя туда своими ножками, пока ножки ещё несли?

Задолбали нытики, плюющие на своё здоровье и так и не переросшие мамочкину юбку. Буду-буду бегать и прыгать по лужам, буду-буду бухать и вести асоциальный образ жизни, буду-буду совершать никому не нужные трудовые подвиги и таскаться на жутко важную работу, которая без меня станет, с больным горлом, в прямом смысле чихая на здоровье ещё и сотрудников. У меня так одна красотка перезаражала человек десять из персонала. Человеке так на пятом с одинаковой строкой «место работы» в больничном я уже ржала в голос и предлагала устроить охоту на ведьму. Ведьма потом тоже меня вызывала, если что, и рассказывала с гордостью, какой она молодец, но вот тут не смогла просто: температура же, аж целых тридцать восемь.

Вбейте себе в голову: наша работа — лечить. Ваша работа — следить за собственным здоровьем. Врач, каким бы добрым и ласковым он ни казался, вам не брат и не сват. Ваши ковры, дела, завалы на работе — это ваши ковры, дела и завалы на работе. У посторонних людей о них голова болеть не должна. У посторонних людей есть своя работа, которую вы своими закидонами и правдоборством в неподходящих для этого ситуациях мешаете выполнять.

И да, в клятве Гиппократа ничего не написано про ковры, а написано не делать аборты и не лечить бесплатно.