Белые разводы на моих govnodavy

2015-06-18 | 10:09 , Категория текст


Прочёл тут недавно про жадин в жиже и хотел бы рассказать, что происходит, если снег «убирают», а не поливают его реагентами.

Картина первая. Начало зимы. Даже если первый снег пошёл в середине декабря, то всё это событие отмечается как внезапное, ибо чиновники и их верные подрядчики живут по принципу «авось, не случится, и зима не придёт». И вот выпадает первый снег (или уже не первый, но вполне серьёзный), и на дорогах начинается день жестянщика, который длится неделю. Почему не среагировали службы раньше — для всех загадка. Ни разу не помню, чтобы снег с дорог убирали по факту выпадения.

Картина вторая. Середина зимы, где-то после Нового года. Отгремели праздники, прошли каникулы, снег на дорогах превратился в наст, посыпанный песочком, а сугробы на обочинах растут после каждого снегопада. «Почему же они растут?» — спросит наш дорогой автор из стольного града, недовольный реагентами. Да потому что убирать снег дорого и трудозатратно. Вместо этого коммунальщики убирают снег, как мусор под ковёр. Такая политика делает наши дороги ещё менее безопасными: не видно пешеходов у обочин, машин на прилегающих территориях, растёт количество слепых зон. При этом ушлые дети запросто переоборудуют этот сугроб в весёлую снежную горку, что может сказаться на продолжительности их жизни. Что ещё можно сказать про эти сугробы? Ах да, они к концу зимы отказываются быстро таять! Но это уже третья картина.

Картина третья, где зима кончается и город вздыхает с облегчением. Ха! Как бы не так! Снег, как известно, довольно хороший теплоизоляционный материал, да и стоит помнить, что снег — это не совсем вода, в нём достаточно различных примесей, что позволяет ему поднять уровень точки плавления. Когда же он наконец начинает таять, то все дороги, дорожки, тротуары, тропинки превращаются в непроходимое болото, что повышает как уровень заболеваний простуды, так и травмоопасность. Помимо этого таяние сугробов сказывается на эстетической составляющей, так как на улицы приходит razdryzg и drist, который держится стабильно до апреля.

Итак, други мои, ваш скромный повествователь перебрался из глубинки в столицу и счастливо живёт там уже больше года. Благодаря реагентам город не превращается в снежную пустыню зимой и в непроходимое болото весной, тут куда меньше ломают шеи и вывихивают суставы в гололёд в духе старого доброго ультранасилия, так как сам гололёд держится недолго. Белые разводы на моих govnodavy и штанах довольно долго остаются, но это, на мой взгляд, лишь небольшая плата за проходимые улицы.