На земли мир, во человецех благоволение

2015-06-18 | 16:52 , Категория текст


А меня задолбали моралофаги и почвенники вообще, особенно те, кто призывают «мыслить системно».

Вслед за депутатами Мизулиной, Милоновым и прочими вопиют они: дескать, ужас и кошмар, у нас тут «суверенная демократия» и «духовные скрепы», и не лезьте к нам со своими мерзкими свободой, равенством и братством, это не наш исторический путь, гуманизм и уважение к личности нам чужды и вообще богомерзки. Мы хотим, яко раньше было, царя-батюшку, бояр-опричников, попов-священников (причём строго определённой религии) и холопов бессловесных, а ещё церковную десятину, право первой ночи, порку и крепостное право — и наступит тогда во человецех благоволение. Потому что раньше-то было ого-го как здорово, а сейчас плохо, потому что не как раньше. И это называется «системное мышление», ага.

Итак, системное мышление на пару со здравым смыслом подсказывают нам, что мораль всегда была и будет, так как это инструмент, позволяющий людям взаимодействовать в процессе общежития и не переубивать друг друга. В разных обществах она формировалась по-разному, принимала разные формы, писаных и неписаных правил, обычаев. Важно понимать, что со временем свод правил оставался, но сами правила в нём менялись. В новых условиях и жизнь новая, и правила тоже новые.

И вот для передачи моральных норм появилась религия как инструмент, который даже самого тупого крестьянина заставит эти нормы худо-бедно соблюдать, запугав атататом от Великого Небесного Вождя. Тот самый бог, за которого ратуют многие моралофаги, это функционально не что иное, как пугало. Кстати, вспомните, что и боги менялись, от славянских идолов к византийскому единому богу, который вроде как един, но его три. Естественно, что на этом весьма могущественном инструменте начали паразитировать многие нехорошие личности, требовать взятки и загребать власть, пугая небесными карами.

И вот худо-бедно человечество жило себе с богами, но при этом накапливало знания об окружающем мире, анализировало, сопоставляло и критически оценивало. И всё больше разочаровывалось в религиях, которые, раньше бывшие проводниками здравых моральных норм, за века окуклились, стали вещами в себе и потеряли всякую связь с реальностью. Если раньше постулат включался в религию, так как он морален и правилен, то теперь постулат объявлялся моральным просто на основании того, что прописан в религии. Или один из служителей культа его строгим голосом озвучил. Обоснования требовать даже не пробуй, ибо ересь и костёр.

И вот разочарованное человечество поняло для себя простую вещь: оно не просто серая масса, а сильно неоднородно и состоит из отдельных, не похожих друг на друга личностей. И что интересы у них разные, и жизненные ценности разные, и под одну гребёнку их уже не пострижёшь. А мораль-то строить надо, так как по прежнему живём в обществе, и взаимодействовать надо, и желательно не убить друг друга. Тогда и возникли идеи «свободы, равенства, братства», базовых прав человека и т. д.

Идея была проста: у нас всех более-менее общие физиологические и психологические процессы в организме происходят, бытие определяет сознание, и это даёт основание заявлять об общих базовых принципах функционирования человека, а значит, об общих правах. Ну там, на жизнь, здоровье, свободу, что просто так никто не может к тебе подойти, убить тебя, изнасиловать твою жену и отобрать твой скот, а твоих соседей продать в рабство. И раз уж мы выяснили, что все мы люди одинаковые, то и права в обществе у нас одинаковые что у крестьянина, что у лорда. И спрос за нарушение прав — одинаково суровый. На уважение к частной собственности — это правильно, так как без этого бизнес не будет развиваться, не будет рабочих мест, налогов, а будет кирдык. На тайну личной жизни и частной переписки — людям не нравится, когда без спросу в их дела суёт нос невесть кто. На свободу перемещений — люди любопытны. Право на собственные идеи, на их публичное высказывание и мирное отстаивание, на культурный диалог — а мы помним, что насилие определили как неправовое. А также право спрашивать ответа с государственных чиновников, которые больше не владетели бесправных холопов, не властители, а просто чиновники, то есть наёмные работники. Так как люди хотят жить хорошо, а понимание хорошего у многих разное, то людям хочется, чтоб к ним в их стране хотя бы прислушивались. Резюме: бал стал править здравый смысл, логическое мышление, а не замшелые табу, причины наложения которых если и были логичными, то утратили свою актуальность века назад.

Религиозные нормы больше не воспринимаются, потому что не отвечают на вопрос «почему». И вот уже разрешён секс вне брака, так как от деторождения он отделён гением сэра Кондома и мощью фармацевтической индустрии, и не появится нежеланных детей, между которыми распыляется имущество. И вот уже не бьют камнями за супружескую измену и не песочат ни на каких собраниях без согласия самих изменников, потому что личная жизнь каждого — личное дело каждого. И вот уже легализуют проституцию, потому что, подумав логически, поняли, что в самом по себе сексе по взаимному согласию давно уже нет ничего сакрального, да и не было никогда, а товарно-денежные отношения законны, если налоги заплачены. И это личное дело каждого, с кем и за что спать. И больше не бьют геев, ибо сексуальная ориентация — штука врождённая, тоже личное дело каждого. И левшей, кстати, по той же причине в правшей не переделывают: нет никакого разумного основания для этого. И за приверженность к какой-либо религии, или за неприверженность, или за смену приверженности больше не бьют, так как свободный человек может распоряжаться свободным временем как хочет, если не будет нарушать закон. Вот такие ценности принесло нам просвещение, которое сработало раньше на Западе, а не у нас. И я считаю, что это замечательно.

Разумеется, каждый волен исповедовать любую религию: ислам, кришнаизм, коммунизм (да-да, коммунисты не боролись с религией, они просто навязывали свою, уничтожая все остальные, взяв пример с христианства). И, разумеется, в исповедуемой религии есть свои запреты, но они обязательны только для последователей религии и никого более. За обязательные для всех правила отвечает закон. Насколько хорошо он исполняется — вопрос отдельный. Есть, конечно, и неписаные нормы, и их тоже можно продвигать при помощи пропаганды, каковая существует во всех без исключения обществах. Вопрос только в её эффективности.

А что же с нашими системными моралофагами? Чем же они задолбаны? Да тем же, что и служит причиной их возмущения: «Сволочи нарушают придуманные мной правила и даже не чувствуют себя виноватыми». Если им, моралофагам, чего-то нельзя, то это же должно быть запрещено и всем остальным, ибо так моралофагам хочется. И эти люди будут учить нас мыслить системно?

А мораль проста: мир широк и огромен, гораздо шире рамок, очерченных в книге сказок древнеарамейских скотоводов. Так что либо вылезайте из него в нынешний, большой и светлый, либо сидите в своём мрачном, но не пытайтесь затащить в него всё общество. Вы просто задолбали.