Злобная бабка славит Аллаха

2015-06-18 | 19:33 , Категория текст


Я инвалид. При этом все конечности у меня на месте, лет мне немного за пятьдесят, и на первый взгляд со мной всё в порядке. Но при любой возможности я в транспорте пытаюсь сесть.

Год назад мне распилили пилой грудину, потом разрезали обе ноги, вытащили оттуда куски вен и пришили их на место повреждённых артерий возле сердца. Да, аорто-коронарное шунтирование это называется. Шов на груди зажил, а ноги — не совсем. Они болят. А ещё у меня диабет. А ещё я работаю — и для работы езжу в Москву. Из Дмитрова. Три часа в один конец. Слава богу, не каждый день. И да, у меня есть пенсия, но никто же не думает, что можно прожить на девять тысяч рублей в месяц?

Я не жалуюсь. Я живу нормально, мне повезло с друзьями, с работой, с врачами, наконец, с собственным жизнелюбием, позволившим мне жить после такой операции активно и с удовольствием. Потому что после неё процентов 60 пациентов, по словам моего доктора, так и не возвращаются к активной жизни никогда.

Что же меня задолбало? Да как любую проклятую злобную бабку — молодые мужчины, на уступающие место в транспорте. Они спят — во всяком случае, сидят с закрытыми глазами. Они слушают музыку, играют с телефоном — что угодно, только бы не встретиться глазами со старухой, с беременной, с инвалидом — и не уступить место.

Я хочу спросить вас: вы знаете, что такое боль? Вы знаете, что такое усталость? Настоящая боль и настоящая усталость, когда бросает в пот, когда сердце сбивается с ритма, когда отнимаются ноги, когда слёзы выступают на глазах? Ах, вы много и тяжело работаете? Вы сами устали? Не смешите. Я была молода, я много работала иногда на двух и даже на трёх работах и уставала. Думала, что уставала. Только теперь я поняла, что это была не усталость, а чушь, ерунда, пустяк.

Ах, вы думаете, что бабки в метро, которые заедают ваш век просьбами уступить место, сами виноваты, они неудачницы, мало и плохо работали, а вот вы-то — о, у вас всё будет иначе? Это сейчас, пока только вы ездите в метро, а пройдёт три-пять лет — и вы пересядете в собственную машинку, а в старости, конечно уж, не будете мучиться в общественном транспорте. У меня для вас новость. Жизнь непредсказуема. Каждый из вас может оказаться на моём месте в старости — или даже совсем скоро, например, если попадёт под машину.

Пока же вы спите, читаете, играете, не видите меня в упор, а я едва сдерживаю слёзы и ищу глазами так вами нелюбимых гастарбайтеров. Единственные из всех видов, типов, классов и подклассов молодых мужчин, эти люди уступают место всегда. В 98 процентах случаях, скажем для точности, потому что есть среди них и те, кто уже научился от вас жить удобно, думая только о себе. Но таких среди них очень и очень мало. Большинство из них встают. И если это родители своим примитивным и отсталым воспитанием сделали их такими — спасибо их родителям. А если это вера в Аллаха помогает им быть милосердными и человечными — слава Аллаху. А вам, продвинутые, образованные, модные, желаю только одного: чтобы моя боль вернулась вам той же монетой. Впрочем — зачем желать? Воздастся всё и без меня. Лучше о вас вовсе не думать.