С вас год и тринадцать процентов

2015-06-19 | 00:16 , Категория текст


Дорогой читатель, коль скоро ты считаешь, что «не служил — не мужик» — будь добр, пройди мимо, ибо чтением моей истории нервных клеток ты себе сожжёшь немерено.

Все мы по воле случая пользуемся общественным транспортом. И иногда — вот потеха — мы встречаем там своих знакомых. Некоторых хотелось бы видеть как можно реже. Недавно и мне, молодому студенту, «повезло» встретить в маршрутке свою знакомую. Поговорили пару минут о жизни, зашёл вопрос об армии — и, как я увидел позже, мой ответ «я туда не иду» оказал на неё эффект красной тряпки. Начались стандартные номера:

— А как же отдать долг Родине?

Милочка, я у неё ничего не занимал, чтобы отдавать этот придуманный долг годом жизни. За газ я плачу, за водоснабжение тоже, с зарплаты законные 13% тоже уходят в кассу государственного аппарата, так за что это я должен? За то, что изволил родиться и проживать на её территории? Не напоминает налог на носы и уши в Тибете 20-х годов прошлого века? Тем более, рабство у нас отменили в 1861 году, а не принадлежать самому себе год — чем не рабство? Да и что есть «отдать долг»? Работа на зажравшийся командный состав, необходимость давать мзду за увольнителные, беготня за сигаретами уроду, которого видишь первый и последний год в жизни, чтобы не получить пять нарядов вне очереди. Печально, что под «отдачей долга Родине» наши люди подразумевают вышеописанное.

— Ты же мужик!

Милочка, начнём с того, что в нашей стране парламентарная демократия конституционного типа, а следовательно, на основании полового признака никто не вправе приказывать, что мне делать, за что вручить шоколадную медаль с надписью «патентованный мужик», а за что колесовать с позорным клеймом. Очень жаль, что дамам не объяснить, что мужчина не измеряется количеством квадратных метров покрашенной в зелёный цвет травы. Даже не знаю, как относиться к людям с такой системой ценностей.

— Там ты получишь бесценные навыки!

Милочка, мне ничем не помогут в жизни навыки вроде подметания плаца ломом или чистки сортира зубной щёткой. А научиться обращаться с оружием я могу в гораздо более благоприятной обстановке, где буду стрелять в своё удовольствие, сколько угодно и где мотивацией к совершенству для меня будет желание в будущем остановить озверевшее быдло или желание отведать лично пойманного гуся, а не ор старшины: «Рядовой N., да ты и слону в задницу из рогатки не попадаешь!» И если раньше армия была отличным социальным лифтом, то сейчас — полнейший декаданс.

— Я жду оттуда парня. Знаешь, как это прикольно — ждать?

Да неужели? Ждать — прикольно? Скажи это больному раком четвёртой стадии, который отсчитывает секунды до новой инъекции морфина.

Прожив каких-то жалкие 18 лет, я понимаю, что государству я нужен только для того, чтобы платить налоги, работать в полиции и служить в армии. Ни грамма уверенности, что за меня в случае чего вступится государство, у меня нет. И защищать я буду только свою семью, которая меня не предаст, не ограбит. Не хочу, но если надо будет свалить из этой Родины — свалю. Я живу ради своей семьи, а не ради зажравшихся дураков у власти.