Пятнадцать секунд идеала

2015-06-19 | 02:45 , Категория текст


Мы живём в век рекламы. Она повсюду, от неё никуда не деться. Что тут поделать — многие хотят жить, да не просто хлебом и водой, а желательно бутербродами с красной икрой и толстыми кусками мяса. Ну, тысячу лет назад тоже была своеобразная реклама товаров, сейчас мало что поменялось. Это понятно.

Но как надоела эта идеальность! В рекламе обязательно показана счастливая, абсолютно счастливая семья. В семье этой не бывает ссор. Семья живёт в громадной квартире, а то и в частном доме. Они все красивы и одеты с иголочки. Дети — ангелочки, взрослые белозубы и ухожены. У них нет неизлечимо больных детей или физически неполноценных уродцев, а бабушки-дедушки болеют понарошку, и болезни их испаряются сразу же после принятия чудесной таблетки. А если заболеет дитё — в конце рекламы оно уже будет весело играть с собакой, папой-мамой, дедушками-бабушками, братьями и сёстрами, а до этого оно обласкано, обцеловано любящей мамой и завёрнуто в одеяло вместе с любимой игрушкой. А, я забыла: собаки в рекламе породисты, ухожены, излучают здоровье и сытость.

Я обобщаю, конечно. Сейчас реклама пытается быть ближе к народу. Ну, интервью проводят в однокомнатных квартирах, людей на улице останавливают. Но не катит. Жизнь полна чистых мест, но и грязи в ней предостаточно.

Просто представьте, скольких людей подобная реклама унижает. Что чувствует ребёнок из детского дома, глядя на беззаботного сверстника, которого целуют и обожают. Что испытывает уставшая женщина, которая живёт в нищете, глядя на кухню, в которой может поместиться её квартира. Мамы с больными детьми. Инвалиды. Нищие. Выходцы из неблагополучных или неполных семей. Их много. И всем им больно.

Я помню себя. Я из неполной семьи, мы выживали на мамину учительскую зарплату и телевизор купили спустя шесть лет после моего дня рождения. В особо голодные дни я, следуя рекламе какого-то накрученного для тех времён (конец девяностых) холодильника, засовывала картинку с рыбкой в нашего старенький холодильник, советский, неприглядный и не блестящий. Разумеется, чудо не происходило, и рыба не превращалась в настоящую. Уже тогда это было для меня маленьким уроком: жизнь — не реклама, слишком уж она неидеальна для этого. Но всё равно я помню, как это было обидно — глядеть на таких же детей, как и я, но живущих отлично и хорошо.

Сейчас я повзрослела и поняла многое. Нет смысла плакать только из-за того, что тебе чуток не повезло в жизни. Я счастливее миллиона неполноценных, я научилась ценить свою жизнь, я поняла, что наша двушка — не нищий сарай, я могу читать и писать, у меня есть то материальное, чего лишены многие. Сейчас я не стремлюсь к рекламной идеальности — частному дому, семье, пище, сдобренной приправами и кетчупами, машине. Я на пути к тому, что мне действительно интересно, потому что знаю: сейчас мне хорошо, но есть и другая жизнь, лучшая, а это значит, что мне есть куда стремиться.

Да, жизнь несправедлива. У кого-то рождается умственно отсталый, а у кого-то полноценный ребёнок. Кого-то сбивает машина, а кто-то выживает только потому, что многотонная железяка проносится в полуметре от него. Всё бывает. Своей историей я хочу сказать, что реклама имеет ещё одну, случайную роль. Кого-то она оскорбляет и унижает, кого-то мотивирует идти дальше, кого-то увлекает и заставляет купить их продукт и стать таким же счастливым, как идеально-сахарная семейка с экрана. Но она куда сильнее, чем жизнь, показывает нам, как порой эта самая жизнь, которая нас окружает, не соответствует идеалу, который крутят нам на голубом экране каждые десять минут. Но что поделать, в этом мире хоть что-то должно быть без единого изъяна.

Нет-нет, не надо показывать нам заплывших от пьянки алкоголиков, говорящих что-то там про стиральный порошок, который отмыл их скатерть от разнообразных пятен. И да, куда приятней глядеть на породистых хвостатых, чем на грязных и блохастых дворняг. Колясочников тоже не надо — разве что для социальной рекламы и обязательно с грустным выражением лица, чтоб жалко было. И детей некрасивых не показывайте, ищите шестилетних лохматых ангелочков с большими глазами и небрежными, но брендовыми шмотками. Я это серьёзно. Увы, без этого ваш продукт никто не купит. Ведь многим нравиться смотреть на что-то идеальное. Вот только послевкусие у этих самых многих будет горьким.