По капле выдавливать из тебя эгоиста

2015-06-19 | 03:37 , Категория текст


Здравствуй, дорогой!

Оставлять записку на кухонном столе бесполезно: ты её не заметишь. А этот сайт ты читаешь от корки до корки. Так что прощальное письмо пишу здесь.

О чём пойдёт речь? О том, что ты меня несказанно задолбал! Последние пять лет своей жизни я положила на то, чтобы вытравить из тебя махрового эгоиста и бытового идиота, но ты оказался сильнее. Я сдаюсь. Я наивна — всё ещё надеюсь, что, прочтя моё послание, ты вдруг поймёшь, почему в твои 50 с хвостиком лет от тебя уходит третья жена. Как я сейчас понимаю двух предыдущих!

Как, ну скажи мне, как из мальчика, выросшего в неполной бедной семье (да и сейчас живущего далеко не на Рублёвке), образовалась особа королевских кровей, не удостаивающая своим вниманием сей бренный мир? «А что не так?» — удивлённо спросишь ты, хлопая длинными ресницами и тараща красивые голубые глаза. А вот послушай. Ниже перечень типичных каждодневных ситуаций. Ох, накопилось!


— Дорогая, дай мне трусы и майку.

— Извини, милый, я сейчас занята очень. Возьми, пожалуйста, сам.

— А где?! — обиженно спросишь ты. (Эти вещи шестой год живут в одном и том же месте.)

— В шкафу на самой верхней полке.

Открывается дверца шкафа (спасибо, что бельевого, а не серванта, бывало и такое), бегло осматриваются две самые нижние полки. Возмущённый вопль:

— Там же ничего нет!

Ровно по такому же алгоритму происходит поиск абсолютно любого понадобившегося предмета, включая разный инструмент, которым я, на минуточку, не пользуюсь.


В задумчивой позе перед открытым холодильником, битком набитом едой, в том числе приготовленной — только разогреть. Умирающим голосом:

— А у нас что, поесть совсем нечего?

Настойчивый намёк на то, что мне надо немедленно бросить все дела и бежать подавать на стол. Проблема осложняется тем, что я работаю дома и не могу отлучиться от компьютера «прям щас» в силу специфики работы.

— Ну ла-а-адно. Я потерплю…

Далее каждые три минуты — выразительные взгляды и вздохи, дабы не забыла, что царь голодный, а каждые десять минут — вопрос в пространство:

— Ну, а мы есть-то сегодня когда будем?

Важно: во сколько заканчивается мой рабочий день, тебе прекрасно известно все пять лет, как и то, что до того на домашние дела времени у меня нет от слова «совсем».


Донести до мусорного ведра любые отходы своей жизнедеятельности — труд прямо-таки непосильный. Как-то я решила посмотреть, к чему это может привести, и внезапно перестала убирать с кухонного стола следы твоего пребывания. За три дня мы имели четыре пустых сигаретных пачки, две полных с верхом пепельницы, пару десятков конфетных фантиков, горку мандариновых шкурок, несколько огрызков хлеба и ещё кучку какого-то мусора.


— Уходя, захвати, пожалуйста, пакет с мусором, всё равно же мимо помойки идёшь.

— Мне неудобно! У меня все руки заняты! (Уходишь с одной борсеткой.)


Магазин? А что такое магазин?

— Милый, поедешь с работы — зайди, пожалуйста, в магазин, купи молока и хлеба.

Магазин на соседней улице, на машине по-любому проезжать мимо него.

— Я? После работы?! Я еду уставший, и ещё куда-то заходить? И я всё равно не запомню, что надо купить. Не пойду никуда!

Вечером всё-таки звонишь из магазина. Измученным голосом:

— Ну?! Что ты хотела?

— Молока и хлеба.

— Какого молока? Его тут полно разного. Я не знаю, какое надо.

— Возьми любое! Пару двухлитровых пачек.

— Сколько?! Мне тяжело столько!

— Возьми, сколько не тяжело.

С хлебом та же история. Попросить купить что-то более «сложное» — себе дороже, потому что сначала скандал и нытьё, потом с вероятностью 99,9% будет куплено не то. И да, кстати, вместо молока тогда ты принёс одну бутылку кефира: «Я не читал, что на ней написано! Стояла на том же стеллаже, я думал, это молоко!»


— Дорогой, звонила твоя мама, она хочет, чтобы мы в выходные приехали. Тебе когда удобней — в субботу или в воскресенье?

Тишина.

— Саша, ау! Ты меня слышишь?

— (После длительной паузы.) Слышу.

— Ну так что, когда к маме поедем?

— (После длительной паузы.) Мне всё равно, решайте с ней сами.

Через 15 минут:

— Тань, слуш, я в выходные к брату на дачу поеду.

— Са-а-аш? А как же мама?

— Какая мама?

— Ну я же только что тебе сказала, что она нас ждёт в выходные!

— Ничего ты мне не говорила! А я с Васькой только что договорился по скайпу. С мамой сама разбирайся!

— Эммм… Во-первых, говорила 15 минут назад, и ты мне даже ответил. Во-вторых, это твоя мама!

Кривишься, вздыхаешь, звонишь:

— Мам, привет!.. Не-не! Мы не приедем, Танька не может, у неё дела какие-то… Не знаю, почему она тебе ничего не сказала. Пока!

Естественный вывод свекрови: невестка — стерва.


В ту же копилочку: в 100 из 100 попыток что-то тебе сказать-рассказать всё приходится повторять минимум дважды. При том, что в первый раз ты и смотрел на меня, и вроде даже слушал. Давно уже чувствую себя заевшей грампластинкой.

Ты таращищься в телевизор на какой-то абсолютно дебильный боевик.

— Саш, отвлекись на секундочку. Тебе на гарнир картошку жарить или варить?

Тишина.

— Са-а-аш!

— Ты не видишь, я занят?! Что дашь, то и дашь, мне всё равно.

Хорошо, пошла варить картошку. За ужином:

— А почему не жареная?!

— Так я же тебя спрашивала, ты сказал, что без разницы.

— Я занят был. Могла бы и сама догадаться!


Разговариваю по телефону по работе.

— Тань, прикинь, еду сегодня по МКАД, а какой-то дебил…

— Сань, давай через пару минут — сейчас договорю по делу и с удовольствием тебя послушаю.

— Сколько можно по телефону трепаться? Ну, раз тебе не интересно со мной общаться, так и скажи. Вообще больше ничего рассказывать не буду!


Ты заболел. Сопли, кашель, температуры нет. Лежишь в постели.

— О-о-ох… Как мне плохо! Принеси то… Нет, то не надо, лучше это. Дай платок. Пожалей. Посиди со мной. Сделай бутерброд. Нет, такой не буду.

И так до бесконечности — отойти хоть на шаг почти невозможно.

Я заболела. Температура под сорок, в голове звон, на ходу качает, под одеялом знобит, все кости ломит. Ты ко мне не подходишь вообще. Стакан воды приносишь через полчаса после просьбы с кривым лицом. Но:

— А мы ужинать сегодня будем? Я не знаю, как разогреть котлеты, у меня всё сгорит. Я не умею варить пельмени. Тебе трудно, что ли, встать? Валяешься весь день, мужа накормить не можешь!

— Я? С собакой гулять? Я устал! Подумаешь, температура. Вот на улице и остынешь, гы-гы.

Ты всё ещё удивлён, что я ушла?