Ново, как фамилия Петрова

2015-06-19 | 09:03 , Категория текст


Оказалась на длительном больничном с наказом лежать и поменьше двигаться. Спасением стали книги — читать я люблю, но в последнее время удавалось делать это только в дороге. Вспомнила, что в детстве мне очень нравилось фэнтези, а потом я его как-то забросила, и решила, пользуясь случаем, заново познакомиться с этим жанром — благо сайтов, где можно бесплатно или недорого скачать книжки именно этого направления, полно. В общем, то ли у меня в детстве был отвратительный вкус, то ли жанр с тех пор существенно испортился, — почти из трёх десятков книг мне понравились две, хоть как-то дочитать без изжоги было можно ещё пяток. Остальное поточное чтиво задолбало нечеловечески.

Сюжетные повороты. Казалось бы, благодатный жанр, которого не касаются ограничения нашей реальности — твори, что душа пожелает. Почему же, блин горелый, душа подавляющего большинства авторов желает с упорством, достойным лучшего применения, в сотый раз переписывать одни и те же пять-шесть сюжетов, избитых, как бомж на Курском вокзале? Авторы детско-подросткового фэнтези через одного в детстве покусаны Джоан Роулинг и пытаются ещё раз написать «Гарри Поттера» — тут, видимо, ничего не поделаешь, — но схожая ситуация и в фэнтези без школы волшебников! Даже если сюжет чуть-чуть отличается от общего канона, то десяток-другой штампов чаще всего просачивается и туда. Можно было бы объяснить это кознями злых издателей, но та же ситуация и с независимыми авторами, которые размещают текст на собственных сайтах и ни с каким издателями не сотрудничают. А уж заканчивать историю тем, что прозвонил будильник, и главный герой начал собираться в школу или институт (это почему-то кажется авторам офигительно смешным и оригинальным) — это ново, как фамилия Петрова!

Герои в большинстве случаев сделаны из не очень плотного картона. Это или Мэри Сью (Марти Стю), или какой-нибудь избранный (снова привет Роулинг: все, буквально все — либо со сверхспособностями, либо без них, но избранные; хоть бы одна сволочь оказалась с интеллектом и харизмой среднего обывателя!), или попаданец из другого времени (что, впрочем, не мешает ему относиться к какой-то из предыдущих категорий). Логика действий героев за редким исключением не выстроена вообще. Все поступки они совершают либо просто так, с ни фига, либо потому, что автору приспичило показать, какую клёвую фишку или фразу он придумал. Как правило, герои напрочь обделены инстинктом самосохранения и, например, через пять минут после попадания в неизвестный мир начинают хамить большой группе хорошо вооружённых головорезов. Такое ощущение, что половина авторов — тишайшие стеснительные люди, которые даже перед тараканами на кухне извиняются за беспокойство, зато отрываются в выдуманном мире. Будь мир произведения менее картонным, большинство главных героев с такими замашками не дожили бы и до второй главы, но автор своей авторской волей их спасает.

Второстепенные герои, судя по их поведению, набраны в дурдоме, в палате для шизофреников. Если у главных героев логики просто нет, то у этих она в наличии, но альтернативная. Вампиры сплошь и рядом влюбляются в смертных (вот вы могли бы полюбить, например, куриную котлетку? А они — запросто!), а трепетные эльфийские принцессы, падающие в обморок от слишком наглого взгляда, — в гоповатых солдафонов.

Боевые сцены в фэнтези сочиняют люди, которые не только не изучали историю оружия, но и, видимо, ни разу в жизни не играли в войнушку ни с друзьями во дворе, ни на компьютере. Сплошь и рядом арбалеты, которые вообще-то надо перезаряжать после каждого выстрела, выпускают стрелы (кстати, стрелы, а не болты или пули, как это было бы логично) очередью, как пулемёты. Маленькие хрупкие эльфийки, две страницы назад не способные поднять кастрюлю с едой, крушат врагов направо-налево, размахивая двуручным мечом (которым даже здоровые дядьки так активно не машут). Одетый в обычную одежду герой, получив в центре организма пробоину от орудия, предназначенного для убийства рыцарей в тяжёлых латах, вздыхает, как ему больно, бодро вскакивает на лошадь (между прочим, все поголовно герои отлично скачут на лошади, включая попаданцев из техногенного века, которые эту лошадь видят впервые) и несётся спасать мир, в дальнейшем о травме не вспоминая. И, кстати, убойная сила оружия сильно разнится в зависимости от того, хочет ли автор, чтобы герой погиб именно в этой сцене. Вплоть до того, что иногда «хороших» оружие лишь слегка царапает, а «плохих» косит, как косой.

Юмористическое фэнтези. Помимо описанных выше особенностей чаще всего включает в себя ещё и юмор. Ну, или то, что автору кажется юмором. Некоторые авторы знакомы с понятиями «ирония» и даже «контекст», у других предел юмора — заставить героев обмениваться цитатами из анекдотов, которые были старыми, ещё когда автор не родился. Особым шиком почему-то считается заигрывание с темой гомосексуализма у эльфов (см. выше про фамилию Петрова). По сравнению с большинством образчиков жанра юмор артиста Петросяна очень тонок и изыскан.

Страшнее юмора только тоскливый пафоc. Всякие Великие Книги, Последние Пророчества и прочие Верховные Маги раскиданы по книгам, как носки по квартире холостяка.

Эротические сцены. После введения возрастных ограничений авторам окончательно запретили называть вещи своими именами. В результате описание взаимодействия героев зачастую состоит из смеси дамских романов, «Камасутры» и неприличных анекдотов для учеников начальной школы. При этом авторам как-то не приходит в голову, что у нечеловеческих существ, скорее всего, и анатомия отличается. Вампир, по логике вещей, для секса вообще непригоден (у него не течёт кровь, соответственно, эрекция невозможна), а при контакте здоровенного четырёхметрового крылатого демона и хрупкой девушки-полуэльфийки вообще вероятнее разрывы, травмы внутренних органов и смерть от кровопотери, чем оргазм.