Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно

2015-06-19 | 13:30 , Категория текст


Я как-то побывала в театре. Потом я побывала в театре ещё раз. И ещё раз. И ещё. Ни разу после театра я не почувствовала себя духовно или морально обогатившейся. Не понимаю всеобщего ажиотажа и ауры элитарности вокруг походов в театр. Зато билеты стоили от пяти тысяч, что совершенно не соответствовало постановкам. Да, интересная история (которую я бы и так узнала, прочитав книгу). Да, интересное решение с декорациями, хотя в моём воображении обстановка мне обычно нравится больше. Актёры хорошие. Люди, ответственно подходящие к своей работе всегда вызывают уважение.

Пусть знающие люди напишут мне, что я пропустила, на что не обратила внимания в театре, чтобы проникновение и обогащение состоялось.

Нет, пять тысяч за билет — это не проблема. Правда. Я как-то водила маму в ресторан, где бутылка вина стоила от двухсот пятидесяти до семисот тысяч российских рублей. Так как нам с мамой много не надо, то чек, разумеется, получился не очень большой, но вот что я резюмировала: выдержанное в течение многих лет французское вино, бутылка которого стоила шестизначную сумму, совершенно не произвело на меня впечатления. Наверное, нужно быть ценителем «элитного» алкоголя, чтобы оценить «вкусовые букеты» (или что там ценят в алкоголе его знатоки).

Конечно, алкоголить от элитного вина — оно как-то почётнее, чем от «Жигулёвского» пива, но, по-моему, суть одна. Ценители «элитного бухла» меня, я уверена, поправят.

Я не читаю электронных книг. Не уверена почему. Может, священный «шелест бумаги», а может, потому, что мне в руки не попадала нормальная электронная книга, где можно было бы прилично настроить контрастность (все мои электронные книги я получила в подарок). Или потому, что когда я сижу в очередном ресторане и читаю при свечах, от экрана электронной книги исходит такой неприятный отблеск, которого не случается с бумажной книгой, и чтобы почитать, приходится либо вертеться, либо вертеть книгу. Так что я очень частый гость книжных магазинов.

Я не езжу на машине. Не потому, что у меня её нет, а потому, что мне важнее время, чем комфорт. Лучше несколько минут потолкаться в душном вагоне, чем час стоять в пробке.

В метро я слушаю музыку в плеере. С хорошими наушниками, такими, что никто не раздражается от моей музыки — её больше никто не слышит. Спасибо XXI веку с его технологиями. Там, в плеере, кстати, Телеман и Гендель в текущий момент. Спасибо XXI веку с его технологиями за доступ к великим композиторам в различных исполнениях. В последние полгода я только их слушаю, этих чародеев XVII—XIX веков. В смысле, их всех — и Баха, и Вивальди, и Моцарта, и прочих. Более того, для меня разница между ними очевидна. Мой личный любимый чародей — это Шопен. Читаю сейчас его биографию на английском языке — и я в абсолютном восторге.

Ещё я люблю Марлен Дитрих. Потрясающей силы личность была моя Марлен. В августе была в Берлине, принесла цветов ей на могилу. В апреле-мае собираюсь поехать во Францию, Руан — место, где встретила свой жестокий конец Жанна д’Арк. Ею я тоже глубоко восхищаюсь.

Несколько раз была в Пятигорске, обычно по пути на Кавказ, с цветами для места дуэли Михаила Лермонтова. Это вообще была мечта моего детства. Там же, помимо Машука, находится музей Лермонтова, это дом, в котором он жил. Никак не доберусь до Тарханов, где покоится мой Михаил.

И я не зря упомянула Кавказ. Я восходила на Эльбрус, каталась на лыжах на курорте Цейского ущелья, ходила в пешие маршруты, в том числе на несколько дней, в окрестностях Домбая. Я вообще люблю горы. Я восходила на Эверест в этом октябре, и хотя Гималаи выглядят поистине нереально (в первый раз, когда я их увидела — из-за тумана, собравшегося в долине, огромные снежные пики тогда как будто парили над землёй, посреди неба; или когда я встречала рассвет на вершине одного из холмов, потрясающе звёздное небо светлело и поглощало звёзды, а снег на склонах гор на горизонте плавно окрашивался в красно-оранжевый цвет), я всё же предпочту им наш Кавказ.

Ещё я люблю поиграть в компьютерные игры. RPG в основном и стратегии. Ну, и некоторые онлайн-игры. У меня есть пресловутый «эльф 80-го уровня» в «Звёздных войнах» и почти все ачивки в «Диабле», что, разумеется, говорит кое-что о количестве убитого на это дело времени.

Но — нет, я не знаю, что значит «имба», «катка», «мид слил», и не в курсе, как расшифровывается «АУЕ». Это английское «ай», типа «да», ага?

У меня на компьютере установлена куча астрономических программ, в дополнение к ним у меня есть отличный телескоп, которым я часто пользуюсь, когда не в Москве. Космос — одна из моих любимых тем, и я обладаю кое-какими знаниями, чтобы об этом поговорить.

У меня хорошая работа. Я облетела весь мир. А в качестве хобби я работаю с потенциальными самоубийцами. Бывает, что я говорю с ними в тот момент, когда всё, что их отделяет от шага с карниза — это звонок на горячую линию.

Я хочу пойти в морское училище и поработать на судне. Хочу драить палубу на корабле в Северном Ледовитом океане. В обычном океане на обычном лайнере я уже была. Пока что мой сдерживающий фактор — не знаю, как там с женщинами на борту. Вроде как не к добру. Или это уже в прошлом? И много ли там вообще женщин? Очень не хотелось бы быть единственной.

У меня нет парня и нет случайных парней для «потрахаться». Я не готова заводить семью, тем более детей. А несерьёзные отношения мне не интересны. Потеря времени похуже компьютерных игр.

У меня не очень много друзей. Просто потому, что я излишне сконцентрирована на себе, о чём, думаю, весь мой текст громогласно кричит. Один мой друг — математик из Дании с IQ выше 160, другой друг — археолог, необратимо обгоревший под солнцем африканского континента, ещё одна подруга занята в детской благотворительности. Когда я бываю в США, я останавливаюсь в её доме. Её четверо приёмных детей образованы и счастливы.

Мои коллеги умны, деликатны и остроумны. Мастера вести small talk. Знают, какой вилкой есть десерт, а какой — крабов. Не флиртуют с чужими жёнами/мужьями. Чьи-то мужья/жёны, в свою очередь, вообще ни с кем не флиртуют. Мои знакомые уважают тех, с кем выбрали провести жизнь. Они вежливы, но держат дистанцию.

Иногда какие-то посторонние люди врываются в мой мир и пытаются поставить в нем всё с ног на голову.

Может быть, я недостаточно личность, недостаточно индивидуальность и понятия не имею, что там с моим внутренним миром, но я знаю, что живу в потрясающем мире. Я счастлива. Я чувствую себя спокойно и умиротворённо. Почти всегда.

Я люблю этот сайт за то, что, как нигде больше, здесь можно увидеть другую точку зрения, так сказать, оборотную сторону медали. Живите в своём насквозь прогнившем мире, но знайте, что другой мир существует. Я его свидетель. То, о чём вы говорите — дикость для меня и новость. Я не знаю, что вас отделяет от него. Я не знаю, почему, живя в одной реальности, мы даём такие разные показания.

Я не хочу, чтобы мир захватили машины. Машинам, говорит классика, не нужен Шопен. Я не хочу жить в мире без Шопена. Или Джонни Кэша. И без памяти о Лермонтове или Марлен.


Что задолбало? Ну, раз уж я поведала о моей любви к Лермонтову, меня отталкивают люди, которые перевирают его при цитировании. Оригинал звучит так:

Без вас хочу сказать вам много,
При вас я слушать вас хочу;
Но молча вы глядите строго,
И я в смущении молчу.

Что ж делать?.. Речью неискусной Занять ваш ум мне не дано…
Всё это было бы смешно,
Когда бы не было так грустно…