Мы не мебель

2015-06-19 | 15:54 , Категория текст


До чего же люди противные создания!

Подруга сбросила 25 килограмм и стала выглядеть значительно лучше? «Девочка моя, исхудала-то как! Одумайся! Так и до анорексии недалеко. На, я вот тебе тут тортик купила».

Подруга, сбросив 25 килограмм, постит фоточки в «контактике», показывая плоский живот? «С фотошопом и я так выгляжу)))))))))».

Ещё одна подруга (или даже та самая, к ещё большему неудовольствию) давно мечтала купить БМВ и наконец-то купила? Да ещё и сидит тут, умничает, рассказывает историю своего успеха, как ей это удалось, как она три года сидела на квашеной капусте из маминых заготовок, ибо копила деньги? «Да ну, гон это всё! Насосала!»

Кто-то занимается благотворительностью? Так это просто для успокоения совести (поднятия самооценки, очистки кармы, чтобы ненароком упомянуть об этом).

Зовёшь друга встретиться, а он отвечает, что не может — говорит, он сейчас в Альпах, катается на лыжах? «В стране кризис, а ты в Альпах?.. Ну-ну. Так и скажи, что просто не хочешь меня видеть.»

Сидя с подругами в кафе, отвлекаешься на телефонный звонок и говоришь со звонящим по-английски? Неловкая тишина и поджатые губы. Конечно, тебе же не обязательно было говорить по-английски. Ты просто понтуешься.

Английский — это вообще отдельная тема. Очень смешно: миллиарды людей способны общаться на двух языках и воспринимать это просто как факт, но у нас упоминание о владении международным языком расценивается как желание выпендриться. Попробуй только упомянуть в споре, что читал это интервью не только в переводе, но и в оригинале — разгорится спор о том, что ты просто не мог читать. Ну, не читают русские на английском, значит, и конкретно ты не читаешь.

Коллега получила повышение? «Так у неё же мужика нет! Вот она и пашет как проклятая по 14 часов в сутки, чё ей ещё делать-то?»

Кто-то любит Шопена и Лермонтова? «Понты! Сейчас так модно любить классику, вот её все и любят — на словах, но мы-то знаем».

Девушка рассталась с парнем, а её коллега на работе радостно воркует по телефону? «Все мужики козлы, он тебя скоро бросит».

Поехала с работы домой и встретила счастливую парочку в метро? Вперёд на «Задолба!ли» плакать об этом — как же так, совсем люди озверели! Не думают, что могут ранить чувства окружающих!

Девушка вышла замуж за иностранца? «Глупенькая, иностранцы женятся на русских только тогда, когда у своих женщин не котируются. И вообще, русская жена — это штамп и анекдот».

Кто-то выиграл грин-карту и уехал в Америку на ПМЖ? «Бедненький, на что только люди не идут ради того, чтобы выделиться!»

Ты давно в паре, и твой партнёр нашёл новое хобби? Завёл новых друзей? Хочет поехать в командировку на три месяца? Пошёл в тренажерный зал и стал следить за собой?.. Вместо того чтобы подтянуться и развиваться вместе, большинство начнёт разъедать партнёру мозг и тормозить его развитие.


Комментарии излишни. Да, забивают тот гвоздь, шляпка которого выступает. Но ведь мы же не мебель.

Почему людям так важно поднасрать ближнему и испортить радостный момент, зародить сомнение? Почему у людей вызывает отторжение чужое благополучие? Почему им так сложно поверить в то, что кто-то может жить по-настоящему полной жизнью? Почему они уверены, что счастливые просто потеряли связь с реальностью и вообще бессовестные лгуны? Почему у людей вызывает отторжение желание их близких быть не такими, как все? Почему, когда человек пытается выйти за рамки обыденного, его всеми силами тянут обратно?

У меня есть ответ. Люди не хотят жить хорошо. Люди в большинстве своём хотят, чтобы другие жили хуже. Когда у них что-то не получается, а их мечты исполняются у кого-то другого, это их угнетает. Взять такого любимчика судьбы и опустить его на свой уровень — это единственное, что может утешить главных героев моей истории.

А потом люди внезапно удивляются: а чего это у нас всё так плохо? Да не плохо. Просто говорить о том, что хорошо — себе дороже. Закидают помоями и не поморщатся.

Аристотеля спросили:

— Почему завистники всегда чем-то огорчены?

— Потому что их снедают не только собственные неудачи, но и успехи других, — ответил он.