Территория частножития

2015-06-19 | 18:12 , Категория текст


Я студентка и живу в общежитии. И задолбалась я отнюдь не тем, о чём вы могли бы подумать, а фактом, что в студенческом общежитии нынче совершенно нет места студентам.

В моём блоке девять комнат. Вместе со мной живут местный плотник со своей супругой уборщицей, напротив — их взрослый сын лет тридцати с женой, а за стенкой — их взрослая дочь, а также какая-то женщина, не состоящая в родстве с их семейством. И только в четырёх самых маленьких комнатах живут студенты. А ведь это только один мой блок, в коридорах и лифтах я часто встречаю целые семьи с собаками и маленькими детьми, а в нескольких блоках имеются массивные железные двери: вероятно, там оборудованы подобия квартир.

Но задолбало даже не то, что из-за подобной политики администрации студенты месяцами стоят в очередях на законно причитающиеся им места и расселяются по четыре человека в комнаты, рассчитанные на двоих-троих. Мне всё равно, кто живёт за моей стенкой, если мы друг другу не мешаем.

Но, увы, и этого не происходит.

Вышеупомянутое семейство делает всё, чтобы студенты чувствовали себя гостями в их квартире. Из трёх туалетных кабин, имеющихся в блоке, студентам выделена одна, две другие закрываются на ключ и являются их личной территорией. Полочки над умывальниками заняты их мылом, зубными щётками и прочими средствами личной гигиены. Там стоит их стиральная машинка, а одна из кладовок переоборудована под их душевую кабинку, поэтому в блоке можно частенько увидеть престарелые телеса, разгуливающие в одних полотенцах после принятия водных процедур.

Над кухонными раковинами висят их сушилки для тарелок и их полочка для моющих средств (беспечно оставленная там губка бесследно исчезнет, а посуда скинется на стол или сгинет тоже), а также стоят их столы. Справедливости ради стоит сказать, что специальный студенческий стол тоже есть — страшная железная бандура возле плит. Деревянная и более приятная столешница имеется, но она их, хотя очевидно, что она входила в план помещения и собственностью ничьей не является. Их столами пользоваться нельзя, а вот им студенческим — можно. И они постоянно пользуются: трудно застать такое время, чтобы кто-то из этого семейства не готовил что-нибудь хитрое и, как правило, очень вонючее, расставив по всем столам посуду и пищевые заготовки.

Но самое главное — это взгляды волком и картинные раздражённые вздохи всякий раз, как ты попадаешься им на глаза в их блоке. Студенты шмыгают по коридору, как мыши, и сидят по своим комнатам. А госпожа уборщица никогда не отказывает себе в удовольствии злобно наорать на студента, если он решился юркнуть в туалет, пока Её Величество изволит мыть пол, если кто-то торопится с утра перед парой почистить зубы, пока она пользуется одной раковиной, а во второй лежит её тазик; да даже если студент просто дома, а не на паре, где он, по её мнению, должен находиться круглыми сутками.

Стараюсь понять и помнить, что эти люди потому и бесятся, что к своим преклонным годам не имеют собственной жилплощади и вынуждены год за годом наблюдать, как поколения студентов уходят перспективными специалистами к жизни лучшей, чем у них. Но как же задолбали!