Метт Ли о своей популярности в России

2015-06-19 | 19:15 , Категория фото


— А вы хоть понимаете, насколько бешено популярны в России? — спросил я его.— Только начал понимать,— кивнул он.— Недавно в Лозанне российские журналисты не давали мне прохода! — Да с вас все последнее время начинались все выпуски новостей и вами заканчивались, когда речь заходила об Украине! — К сожалению, Джен Псаки ушла от нас,— погрустнел Мэтт Ли.

— А новая девушка, спикер Госдепа, видимо, не такая веселая? — поинтересовался я.
— Нет,— кивнул Мэтт Ли.— Тем более что это мужчина.
— Видимо, более информированный?
— Точно,— подтвердил он.
— О чем вы спросили бы Владимира Путина?
— К сожалению, у меня нет ни одного шанса,— снова вздохнул он.
— А вы знаете, что многие в России считают, что вы — наш разведчик в Вашингтоне?
Он очень долго смеялся. Можно сказать, до слез.
Не убедил.
Напоследок я еще спросил на всякий случай, получил он уже Пулитцеровскую премию или еще нет.
Он вдруг стал очень серьезным и тихо сказал:
— Нет. Но я очень хочу.

Мэтт Ли — звезда американской журналистики в России. Это он доводил до полного изнеможения спикера Госдепартамента Джен Псаки — и довел: ее убрали от него подальше, в лучших советских традициях — с повышением. Похоже, иначе избавить ее от ежедневного унижения простыми и доходчивыми вопросами от корреспондента АР было невозможно.

Я спросил Мэтта Ли, можно ли с ним поговорить, пока Джон Керри не приехал в резиденцию со встречи с Сергеем Лавровым, и удивился, когда американский журналист стал увлеченно рассказывать про агентов в Нью-Йорке, с которыми обязательно надо согласовать этот вопрос, а так-то он, конечно, будет счастлив.

Вряд ли при этом Мэтт Ли, когда сам кого-то о чем-то спрашивает, обращается сначала к агентам всех этих людей за разрешением.

Но мы все-таки поговорили — как он сказал, неофициально (собственно говоря, официально я с ним и не собирался разговаривать: официоза в этот день в Бочаровом Ручье и без него хватало).

Мэтт Ли сам, собственно говоря, первым поинтересовался, сколько времени здесь, в Сочи, уже находится Владимир Путин. У меня, конечно, появился соблазн сразу отправить его к своему агенту в Москве, но это было бы слишком просто. Я удержался и сказал, что российский президент здесь уже второй день и что вчера у него был выходной после трудовых дней в майские праздники.

— А сейчас у него идет какая-то встреча? — спросил кумир российских журналистов.

Я пояснил, что у Владимира Путина сейчас идет совещание с военными и что, на мой взгляд, не случайно, что встреча с госсекретарем США состоится сразу после этого совещания.

— О да! — громко засмеялся Мэтт Ли.— Я понимаю: это сигнал!

С этим трудно было не согласиться (тем более что я сам на это и намекнул так прозрачно).