Слишком много вокруг

2015-06-19 | 19:18 , Категория текст


У меня социофобия, совмещённая с комплексом неполноценности. На каждом углу об этом не кричу, но и особой тайны не делаю — на предложение потусить в клубе я улыбнусь и объясню, почему меня лучше не пускать в людные места. В основном люди относятся к этому с пониманием — предлагают более тихое место или просто оставляют меня в покое.

Но есть несколько типов людей, которые убивают меня — морально и физически.

Первый тип. Услышав страшное слово «социофобия», они презрительно морщатся, кривят губы и шипят, что напридумывала себе диагнозов, сама в это поверила и вообще — нефиг честной народ обманывать, с ними же я нормально общаюсь!

Да, с вами я общаюсь нормально. Потому что стараюсь себя контролировать и сижу на таблетках. Но стоит мне попасть в очень оживлённое, тесное, шумное место — у меня начинается паническая атака. Мне не хватает кислорода, я паникую, я шарахаюсь от людей, впадаю в состояние аффекта, могу набедокурить по полной программе, и никакие таблетки не спасут. Хочешь тащить меня, находящуюся в полубессознательном состоянии, до дома на своём горбу — пожалуйста, пошли. Не говори, что я не предупреждала.

Второй тип. Точно такое же выражение лица, как у предыдущего типа, точно такое же шипение, но в другой тональности. «А-а-а, ненавидишь людей, значит?! Да таких, как ты, жечь напалмом надо!»

Люди, умоляю, если не знаете что-то — закройте рот и не умничайте! Я очень даже люблю людей (я ведь не социопат!) — я их боюсь. До одури. Особенно — когда их много.

Третий тип. «Ой, да фигня это всё, пойдём, расслабишься, выпьешь, познакомишься с кем-нибудь — мигом забудешь про свою фигню!»

Ты, дорогой мой, видимо, забыл, как после комплимента, касающегося красоты моих ресниц, я десять минут рыдала в туалете, смывая чёртову тушь, а вы всем коллективом пытались меня успокоить? Ой, погоди секунду — пойду расскажу всем своим психиатрам и психотерапевтам, что они все дураки, надо же было всего лишь расслабиться и выпить!

Тип четвёртый. Делает огромные, удивлённые глаза и очень громко переспрашивает, обращая на нас внимание стоящих вокруг людей. На мой умоляющий шёпот, что можно было бы и потише, расходится ещё больше, громко возмущаясь. Чем? Не знаю. К этому моменту у меня уже шумит в ушах, кружится голова и кипит от стыда кровь, так что я ничего вокруг не слышу.

Я знаю, что все эти люди (особенно если они мне незнакомы) забудут меня уже через пять минут. Но я всё равно не смогу уснуть, прорыдаю всю ночь, буду корить и терзать себя.

Этот цирк с конями повторяется раз за разом. Я пробовала придумывать отмазки, но вру я из рук вон плохо, а даже если получится — сожру себя живьём за то, что соврала.

Если в один прекрасный день я разобью вам нос дверью клуба, в которую вы попытались выбежать вслед за паникующей мной, то знайте: это моя месть за то, что задолбали!