Горькая правда о «мгновенном ударе» авианосцев США

2015-06-20 | 01:03 , Категория фото


Каждый раз, когда американское правительство начинает оказывать активное давление на государства, имеющие выходы к морям и океанам, можно услышать множество разговор о так называемом «мгновенном ударе». Пытаясь разобраться, что же значит этот так называемый «мгновенный удар», можно найти множество разной информации. От применения эсминцев с крылатыми ракетами на борту до применения тактических ядерных зарядов. Однако есть в этом списке и еще кое-что, чем американцы особенно гордятся. Это авианесущий флот ВМС, состоящий более чем из десятка громадных, величиной с город, кораблей. Четыре причины не бояться Во-первых, отмечая саму концепцию плавучих аэродромов на службе США, нужно сразу запомнить одну важную деталь: авианосцы после завершения Второй Мировой войны были признаны американским командованием одним из самых эффективных инструментов влияния на ситуацию в отдельно взятом морском или прибрежном районе. Проще говоря, можно «подогнать авианосец к берегам» противника и заставить его принять такое решение, какое необходимо американскому правительству. После линкоров, отправившихся на покой после окончания войны, на авианосцы возлагалась громадная надежда. Вместе с тем, авианосный флот почти всегда применялся американцами против заведомо более слабого противника.Во-вторых, американская военная машина родила множество интересных с американской точки зрения идей по завоеванию глобального превосходства на участке боевых действий. В составе отдельно взятого авианосца ВМС США типа «Нимиц» может находиться до 55 самолетов F/A 18-C и F/A 18-EF с боевым радиусом действия около тысячи километров. Вооружение авианосца, на первый взгляд, весьма несерьезно, однако тут стоит напомнить о том, что эти плавучие гиганты практически никогда не ходят в плавание в одиночку. Каждый авианосец типа «Нимиц» сопровождает как минимум десяток судов. Один-два эсминца «Арли-Берк» с системами ПВО, три-четыре ракетных крейсера «Тикондерога», 1-2 АПЛ «Лос-Анджелес» с крылатыми ракетами на борту и целый дивизион судов снабжения (танкер, судно с боеприпасами и бомбами) и другие вспомогательные корабли. Расходы на содержание одной авианосной ударной группы могут колебаться в пределах 10-12 миллионов долларов за сутки, если речь идет о военной операции. В-третьих, сама концепция «500 самолетов в одном месте, в любое время» у профессиональных военных вызывает улыбку. Если вдаваться в историю применения американской авианосной ударной группы (АУГ) в более-менее значимых конфликтах, то можно обнаружить, что подавляя противника с моря, американская авиация не встречала почти никакого сопротивления. Кампания в Персидском заливе обнажила, пожалуй, главную проблему АУГ: низкая эффективность в условиях организованной системы ПВО. Подавляли расчеты ПВО не только самолеты палубной авиации. По состоянию на начало августа 1990 г. в районе Персидского залива было сосредоточено 15 военных кораблей США, в том числе и авиационная ударная группа во главе с авианосцем «Теодор Рузвельт», который нес на себе почти сотню боевых самолетов. Однако мало кому известен тот факт, что первый вылет на задание с этого корабля чуть было не закончился трагедией. 10 самолетов было сбито, а вернувшиеся доложили о невозможности продолжения операции и на повторное задание идти отказались. Это произошло несмотря на то, что США располагали крупнейшим ударным кулаком в регионе. Подавлять системы вражеской ПВО с аэродромов наземного базирования начали 249 истребителей F-16; 120 самолетов F-15C; 90 штурмовиков «Харриер» корпуса морской пехоты; 118 бомбардировщиков F-111F, чье применение потом так красочно описывалось американскими военными начальниками и 72 самолета ближней огневой поддержки A-10. Не многовато ли для в общем-то не очень сильной армии Ирака? В-четвертых, опираясь на все тот же Ирак в начале девяностых, можно развить одну интересную мысль. Что было бы, разверни Ирак на оккупированной земле Кувейта системы береговой обороны? И что произошло бы с американским флотом, если бы системы береговой обороны были советского производства? Развивая эту тему, необходимо сделать небольшое лирическое отступление. Развитием систем береговой обороны от нападения в современной истории начали заниматься еще во время зачатия Первой Мировой войны. Тогда концепция защиты береговой линии была разве что в головах генералов и их непосредственных командиров. Поставить орудие калибром побольше, окружить его защитой получше - и вот тебе современная и надежная защита на все случае нападения с моря гостей, которых ты не особенно ждешь. Мысль о береговой артиллерии имела место и в СССР. Например, 35-я береговая батарея Севастополя до самого освобождения Крыма успешно боролась с нацистами с помощью калибра в 305-мм. Однако со временем, сама идея крупного калибра сошла на нет, поскольку бомбы теперь можно было доставлять с расстояния больше чем в 500 километров. Понадобилось принципиально новое решение. Развитие ракетной техники само подсказало направление движения в вопросе обеспечения безопасности. Комплексы береговой обороны на базе крылатых ракет - вот что могло пустить на дно корабль любого агрессора. И думается, что заполучи Ирак во время войны в Заливе в свое распоряжение такие комплексы – «Рузвельт» в тот же час пошел бы ко дну. Уровень развития тогдашней корабельной системы ПВО на судах сопровождения, безусловно, был высок, но не настолько, чтобы «порвать» советскую крылатую ракету. Экскурс в историю и современность Что можно противопоставить этим грозным орлам из-за океана? Опыт! Завершение Второй Мировой войны и дальнейший технологический скачок по обе стороны океана поставили перед советскими инженерами одну простую задачу: защитить страну от набегов врага в воздухе, на земле и с моря. И если с воздухом и землей все было понятно, то с защитой морских берегов пришлось повозиться. В 50-х годах, понимая угрозу от авианосцев, в СССР были разработаны первые противокорабельные ракеты: авиационная КС-1 и КСЩ для корабельного базирования. Они довольно долго стояли на вооружении и были способны поразить любую морскую цель возле границ СССР. Еще в Союзе была широко известна ракета П-15 «Термит» - первая в мире противокорабельная ракета, хранившаяся в пусковом контейнере. Дальнейшее развитие ракетной техники в СССР воистину удивляет. В настоящий момент для противодействия кораблям (а в первую очередь эсминцам и авианосцам) в арсенале Российской Федерации имеются следующие типы ракет: П-800 «Оникс» (современный вариант PJ-10 Brahmos), П-270 «Москит» (современный вариант Х-41 с возможностью установки ядерной боевой части), П-700 «Гранит», K-310 «Яхонт». Задача у ракет с разным названием одна - не допустить вражеские суда в охраняемый район. И если большинство этих ракет смонтированы на судах военно-морского флота, то «Яхонт» является частью комплекса береговой обороны «Бастион», а для другого комплекса защиты береговой линии «БАЛ» была разработана еще более совершенная ракета Х-35 с дальностью пуска свыше 300 километров. Указанные выше ракеты далеко не единственные проблемы для авианосной группы США. Помимо ракетного оружия наземного и морского базирования в арсенале вооруженных сил России есть и еще кое-что. ВВС России в данный момент располагают целым списком ракет, чьей основной задачей является борьба с авианосцами. А если вспомнить недавний инцидент с эсминцем «Дональд Кук» в Черном море, то можно с легкостью понять, что «потушив» системы ПВО на эсминцах, авианосец окажется совершенно без защиты. Флот США, безусловно, хорош. В техническом оснащении и применении передовых технологий он всегда будет стоять на одном из первых мест. Однако следуя одной известной поговорке, на каждый хитрый авианосец найдется еще более хитрый нож, который вспорет брюхо всей АУГ как консервную банку. Еще множество вопросов вызывает сама ниша применения АУГ в современных условиях. Если столкнуться в открытом противостоянии с крылатыми ракетами АУГ не готова, то где ее тогда использовать? Единственным вариантом для ее применения может быть организация системы ПВО в открытом океане, но для этого хватит и нескольких более мелких судов. Вывод напрашивается очень простой. АУГ - ни что иное, как демонстрация силы, которой в общем-то нет. Насаждать демократию в странах третьего мира и получать крылатые ракеты ниже ватерлинии - вещи совсем разные. И если к избиению толпой заведомо менее сильного противника личный состав АУГ готов, то крылатая ракета будет для членов экипажа авианосца сюрпризом, после которого от желания нести демократию через океаны не останется и следа.