Мир натурального обмена

2015-06-20 | 02:03 , Категория текст


Тут, кажется, кому-то (явно из мужиков) надоел мир, в котором сиськи прокладывают дорогу? Дорогие мои мальчики, а слабо вам для начала перестать на них пялиться? Слабо, я знаю.

Уже лет двадцать пять я с некоторым удовлетворением для себя замечаю, что мир не меняется. Я прохожу, сажусь за стол в конференц-зале. Молодой человек явно смотрит мне чуть ниже шеи. Заметив мой взгляд, он демонстративно отворачивается. Мужчина моего возраста рассматривает меня, не стесняясь. Поймав мой взгляд, начинает делать мне какие-то знаки. Моему соседу немного не хватает до сорока. Его взгляд опущен явно ниже края моей юбки. Где это мы? В областной администрации. Что же такое на мне надето? Белая непрозрачная блузка с воротником жабо, чёрная юбка до колена, чёрный же жакет, обычные чёрные колготки 20 ден, туфли на пятисантиметровом каблуке. Я пришла на совещание при губернаторе по вопросам тарифов на услуги населению. А куда пришли эти мужчины?

У меня полноценный четвёртый размер и внешность, которую некоторые коллеги по полу называют «бл#&ской». С 15 лет я — объект пристального внимания противоположного пола. Не скажу, что неприятно, но некоторые аспекты этого «внимания» обозначу.

Скажите, мальчики, кого из вас пытались изнасиловать четверо девушек? Напишите, не стесняйтесь, я же пишу. Меня подкараулили после школы, у гаражей. Четверо десятиклассников нашей школы. Затащили меня в полуразрушенный гараж и раздели, подбадривая себя пошленькими шуточками. Непосредственно от полового акта меня спасла их неопытность: трое из них кончили, не дойдя до меня, а член четвёртого не понимал, зачем его достали перед голой девушкой. Я вырвалась и убежала. Уже на улице до меня дошло, что на мне нет одежды. Реакция прохожих? Мужской пол предлагал пройти с ними, женский обвинял в проституции. Спасли трое сантехников: дали халат прикрыться и пошли разбираться. Отморозки убежали. Что? Милиция? Отказное: изнасилования же не было. Зато было комсомольское собрание, на котором полоскали меня: как же, своим внешним видом (видом, а не поведением!) я довела ребят до такого поступка!

Скажите, мальчики, к кому из вас подходила девушка и говорила, что вы теперь спите с ней, а то хуже будет? В начале «лихих 90-х» ко мне подошёл главарь районной гоп-компании и поставил ультиматум: либо я его тёлка, либо шалава его верных слуг. Без вариантов. После того как избили моего отца, мне стало страшно. Защиту мне нашла мать. Долго беседовала со мной, объясняя, что в этой жизни я либо отдаюсь человеку, способному меня защитить, либо меня будут иметь бесплатно. Моему защитнику было к шестидесяти, был он бывшим ментом. В подробности его биографии я не лезла. Именно ему я продала девственность за покровительство. Гоп-компанию арестовали почти в полном составе — ребят круто подставили. Когда задержанные пацаны стали умирать в СИЗО, я испугалась. За себя, за своё будущее. И я старалась. К двадцати годам я весьма преуспела в постельной науке.

Мой первый «папик» дал мне не так уж мало: поступление в институт, украшения, одежду, деньги на расходы, защиту от домогательств. Мне этого вполне хватало. «Папик» умер, когда я была на третьем курсе. По завещанию он не оставил мне ничего, поэтому с его родственниками проблем не возникло. Отчислить из института? За что, мальчики, я же училась. Вопреки вашему мнению, мои одногруппники, я ни с кем из преподавателей не спала. Зато каждый из вас с разной степенью настойчивости пытался затащить меня в постель. Сколько лапши было развешано по моим ушам! Чего мне только не обещали! Машину, работу в министерстве, работу за границей, выгодное замужество… Не вдаваясь в реальность этих обещаний, задам вам один вопросик: а за что мне это? За красивое личико, стройную фигурку и пару сисек, куда же без них! Кто-нибудь из вас мне об этом честно сказал? Нет, мне врали про внутренний мир, ауру комфорта, характер, необычные интересы и прочее в этом духе. Мальчики, если вам это на самом деле важно, что же никто из вас не пригласил на свидание Наташу, у которой всё это имелось? А я вам скажу: тонкие кривые ноги, шелушащаяся кожа и первый размер груди у вас не котируются!

Хотя я вам соврала: я спала с одним молодым доцентом. Вы его тоже должны помнить — за месяц до защиты дипломов он посадил на крючок почти всю нашу группу, кроме действительно талантливых ребят. Я видела, как вы собирали ему квитанции об оплате. Я платила другой валютой — так он потребовал. Ну, и чем вы лучше меня в этой ситуации? Может быть, кто-нибудь из вас, практически дипломированных юристов, сообщил в милицию? Что? Я? Извольте, поинтересуйтесь, почему этого доцента не стало через неделю после нашего выпуска. Намекну: голая студентка, с которой его поймали в учебном зале — это я. Он так легко поверил в свою исключительность в постели и в моё нетерпение, что это было элементарно.

Мой первый «папик» фактически оказался последним. Больше я на содержании ни у кого не значилась. Вся остальная постельная работа — только адресно, по ситуации. Устройство на службу в уголовно-исполнительную систему, премирование по максимуму, кандидатская диссертация, ребёнок, моё нынешнее место работы. Я не замужем. Никогда не была и не буду. Не вижу смысла: трахаться можно и без штампа, а на всё остальное вам в отношении меня наплевать. Сколько было признаний в любви разной степени оригинальности! Итог один: теперь давай в койку. Я эгоистка, стерва, циник и даже сволочь, но вам на это было положить, почти никто из вас этого даже не узнал.

Мой последний начальник на Камчатке был далёк от образа высокоморального человека: брак по расчёту, самодурство, кумовство. Я легко затащила его к себе, чтобы получить годовую премию. А вот дальше… Несколько часов я его слушала. Потом он стал спрашивать меня. Мы разговаривали до утра. На второй раз я потащила его в постель. Ничего не вышло. Его член колом поднимал брюки, но отстранили меня решительно и однозначно. Два года мы разговаривали. Дважды в неделю, иногда — трижды. Это была моя единственная любовь. Его жена подкараулила меня с банкой кислоты. Я победила.

Кроме этого человека, мне не отказал никто. Даже те двое ботанов, насмерть отстаивавших результаты своих ночных бдений, сдались при самом невинном флирте. Разговор, потом прикосновение — и всё, полный паралич, бери что надо.

Я к чему это, мальчики? Я вот к чему. Женщина добивается сиськами только тогда, когда ей это позволяете вы, мужчины, так сказать. А вы ведёте себя как самцы вида Homo sapiens: увидел альфа-самку и пошёл на брачный танец. И пока вы так будете себя вести, такие, как я, от голода не умрут. А вы так себя вести будете. Потому как если вычесть из вас все материальные блага, то выяснится, что за душой у вас — ничего. И красивая самочка на это «ничего» не клюнет и к кому-то уйдёт, а вот этого ваша самцовская гордость не перенесёт.

Свалить всё на сиськи — это просто. Изменить свою животную природу — уже сложнее.