Среди унитазов и ёршиков

2015-06-20 | 02:24 , Категория текст


А в наше научное учреждение тут счастье нагрянуло. Ремонт туалетов давно назревал, и вот — дождались! Очень жалею, что не взял отпуск — знать бы заранее… Теперь вот готовлюсь голодать весь рабочий день. Еду боюсь покупать — а вдруг мой слабый кишечник возмутится кормёжкой? И куда теперь идти? В соседнее здание, через улицу? Эти люди взяли и разломали два кабинета с буквой «М» одновременно!

Нет, чисто формально мужские сортиры в корпусе остались. Но верхние этажи «под студентами». Вы, думаю, понимаете, насколько комфортно бывает в университетских туалетах, где не факт, что и двери-то закроются. Ничуть не лучше ситуация на нашем этаже. Один санузел администрация по-божески оставила сотрудникам НИИ — естественно, именно тот, который в ремонте нуждался сильнее всего. Шпингалеты одной из кабинок отлично держат двери от тех, кто пытается открыть их на себя, но спокойно сбивают людей с гордой орлиной позы, когда кто-то дверь толкнёт вовнутрь. До такого, впрочем, доходит редко, ведь сквозь щель между дверью и стенками прекрасно видно, есть там кто или нет. А в другой кабинке, приняв нужную позу, ты будешь подпирать дверь коленями и держать равновесие, хватаясь за стены.

Но это всё — если кому придёт в голову справлять там неотложные потребности. От туалета там осталась только вывеска, а на самом деле это главнейший в НИИ рабочий кабинет! Помещение с утра до вечера оккупировано местными куряками. Именно здесь, среди унитазов и ёршиков, в процессе бурных дискуссий рождаются все самые свежие идеи нашего НИИ. А у одного дяденьки там, видимо, официальное рабочее место: как ни заглянешь, всегда его встретишь. До ремонта я туда даже руки не ходил мыть: рискнёшь зайти — и потом целый день от тебя воняет, как от бычка на асфальте, и ничем эту дрянь не выбить. Не говоря о том, чтобы зайти туда «по неотложному», когда минимум два-три человека будут стоять у тебя над душой. Тонкая стеночка не поможет.

Пустым это помещение больше трёх минут не бывает. Выйдут одни куряки, зайдут другие. Уйдут эти — прибегут посиделкины-чаехлёбкины, ведь именно в этом дымном смраде они хранят фильтр для воды. Уйдут посиделкины — придёт уборщица.

Морально готовлюсь задалбываться две-три недели минимум.