Не все пророки одинаково полезны

2015-06-20 | 03:18 , Категория текст


Вот десять коротких рассказов о разных религиях и разных людях. Все они — мои знакомые, многие — друзья.

Знакомьтесь: Стефан. Стефан — католик. Он часто смеётся, лезет обниматься, много и быстро говорит, любит поесть, редко ругается, защищает тех, кто заведомо слабее, и живёт реалиями стремительно развивающегося мира. Пахнет хорошим журналом на английском, ванильным печеньем и немного щенком. Если ассоциировать этого человека с тактильным ощущением, то это будет керамическая рукоять японского ножа или прохладная металлическая поверхность офисного стола.

А это Ида. Ида — кришнаит. Она поёт, водит с единоверцами хороводы на улицах, она вегетарианка, она никогда не оттолкнёт любопытствующего, она по-настоящему искренне помогает людям. Её лицо всегда светло и спокойно, с лёгкой улыбкой, наряды просты и прекрасны, а руки — очень тёплые. Пахнет благовониями, в основном бергамотом и сандалом, звенит украшениями. По той же ассоциации ощущение — эта вот горячая ладонь и чеканная медь.

Это вот Лёша. Лёша — атеист. У него есть девушка Юля, дуалист, и брат Паша — тот агностик. Все они чем-то похожи. Сперва кажутся холодными и неприветливыми, но это оказывается не так при близком знакомстве. Они романтики и альтруисты, пускай с изрядной долей прагматизма и цинизма. Они много курят, зато с ними можно обсудить темы от соления опят до теории происхождения жизни. Психологически гибки и практически лишены религиозных предрассудков и шор. Всегда у них есть своё мнение обо всём, двое из них — активисты-оппозиционеры. Совесть у этих людей на месте, они очень надёжны. Пахнут табаком, шоколадками, мылом ручной работы и старыми книгами, изредка — пивом. Тактильно — как отполированный хреноллионом рук поручень лестницы в метро.

Это Саша. Саша — пастафарианка. Юморист, фантазёр и большая умница, умеет воспринимать мир критически, при этом не погружая его в бездну зла прошлых веков. Саша ходит на фитнес, пишет в блог, создаёт новые рецепты тортов и пирожных, носит на рюкзаке смешные брелочки в виде супергероев вселенной Marvel. Пахнет кондитерской, только что разрезанным помидором и лаком для ногтей. Ощущение — нагретая солнцем деревянная комната.

Джедай по имени Андрей. Спокоен и строг, открыт, но не слишком, говорит тихо и внятно, никогда не торопится и не медлит. Увлечён всем, что не объяснено с помощью науки, что затрудняет иногда общение с ним, вырезает офигенские снежинки к Новому году, носит клёпаные браслеты и очень мало спит. Пахнет крепкой кожей, кремом после бритья и горячим мясом. На ощупь — как держать опасную бритву за лезвие.

Мириадэль. По имени слышно: толкинист. Девушка-эльф с манерами королевы и единственным минусом: она никогда не обсуждает созданный Профессором мир в шутливом тоне. Все серьёзно, иногда даже чересчур. Что чувствует человек, живя в двух мирах?.. Но эта королева имеет понятие о чести, вкусе и истинной красоте. Она одевается в странные, останавливающие взгляды одежды, за милю выдающие её веру в Свет. Она искренна, она всегда говорит правду, это тоже тяжело. И — бесценно. Она может петь на квэнья, а потом легко и безболезненно переключиться на обсуждение спорного доклада о литературе ХХ века. Или инопланетян… Она пахнет началом октября, антоновкой и кинжалом, а прикосновение… Тонкий шелестящий плащ и холодок металла под ним. И — Книга.

Ещё есть Ждан. Родновер северной ветви. Очень твёрдый и суровый человек, чётко делящий людей на своих и чужих. О нём можно сказать: как за каменной стеной. У него есть самый настоящий кодекс чести, которому он неукоснительно следует. А ещё у него есть тяжёлый и острый меч. Он носит на шее Солнечное Колесо, никогда не говорит о том, чего не знает, и требует того же от других. Не посплетничать при нём даже по-девичьи. Но он способен принимать человека вне зависимости от его веры, убеждений и биологических особенностей, — принимать, потому что сам человек и сам когда-то начинал. Ждан пахнет хлебом, льном и морем, а ещё — сосновой смолой и «приношенным» доспехом. Ощущение — дубовая кора или грубая матерчатая куртка, тоже тёплая.

Влада. Сатанистка. Не брезгует матом, спокойно относится ко всему сущему и плевать хотела на мнения, отличные от её собственного. Грубовата, но с ней интересно общаться и ходить на рок-концерты, прикалываться над гламурными девочками-кисами и вообще что-то делать. Ходячая энциклопедия по хендмейду и мировому алкоголю. Пахнет классическими духами и канцелярией. На ощупь — новенькая наждачка.

И ещё двое. Они никогда не станут мне друзьями.

Саид. Мусульманин. Сторонник той точки зрения, что женщину надо обрезать и держать на кухне беременной, в парандже и с выводком, что она должна быть ему рабой, а он — властелином мира и вершителем судеб. Той, что неверные недостойны жить на Земле. Той, что любая девушка из всех перечисленных выше — шлюха и по определению должна. Ему вообще все должны. Но он совершенно бесхребетно подчиняется тем мужчинам из семьи, кто старше его. Он способен предать всякого, кто не мусульманин. Агрессивный, наглый, недалёкий и совершенно непрошибаемый сексист, насильник и двуличная дрянь, уважающий только силу. Воняет тухлым потом и дорогим парфюмом. Касаться не хочу. Как чёрный слизняк, которые вылезают после дождя.

И, наконец, Николай. Православный христианин. Ратует за возврат крепостного права, царя Путлера, рекрутчину, телесные наказания и отсутствие полноценного образования. Лупит детей и жену по субботам. Демонстративно ходит в церковь, не желает слышать ни об одной другой вере, не приемлет феминизм, совместные игры мальчиков и девочек, демократию, свободу, ЛГБТКИА+, новую литературу, фильмы и искусство, называет грехом всё, что не подходит под его прокрустово ложе, и грозится карами земными типа плетей и небесными типа ада за любой грех. Дремучий, не понимающий жизни диванный воитель-домостроевец. Любимые слова: «традиционные ценности», «баба скудоумная», «заставят, или сдохнешь на каторге», «жидомасоны», «Отечество», «поучить вожжами/розгами», «безродные шавки» и тому подобное. Смердит ладаном и чем-то затхлым. Ощущение — как наступить сами знаете во что.


Из эмоциональной окраски текста ясно, кого из адептов всех представленных религий я ненавижу. Мусульман и православных. За то, что они не пытаются понять и принять реальный мир. За косность их суждений и мыслей, за их гнусное лицемерие и откровенное невежество. За слепое принимание одними «истин» сборника рассказов кучи сбрендивших от жары иудеев, а другими — бреда и невнятных угроз одного арабского педофила (жене пророка было девять лет).

Вы скажете мне, что хорошие и плохие есть везде. Соглашусь, но задам вопросы. Почему в первых восьми категориях ублюдков намного меньше, чем в двух последних? Почему ни один пастафарианец не кидал в меня яйцами за ориентацию? Почему ни один сатанист не собирается и не хочет убить всех, кто не сатанисты? Почему никто из знакомых мне агностиков не был осуждён за изнасилование и не пытался сделать это со мной? Почему я ни разу не слышала, чтобы кришнаит послал на три буквы человека, спросившего, что значит «Харе Кришна»? Почему джедаи не расходятся в вопросах веры с теми же толкинистами? Почему 90% террористов исповедует ислам? Почему оперу Вагнера срывают православные? Почему они же ходят на гей-прайды «мочить пи&@расов»? Почему их чувства защищают?

Постулаты Библии и Корана нормальны и приемлемы только для вымирающих на краю пустыни древних, а не для людей XXI века.

А теперь слушайте, вы, представители «традиционной русской религии».

Ваши предки убивали моих и уничтожали богатейший пласт истории, который вы с такой ненавистью называете бесовщиной и язычеством.

Ваши гопники с колорадскими ленточками бьют людей с ленточками радужными. А потом гибнут в войнах первыми.

Ваши женщины гордятся тем, что они «бабы», и бьют своих детей, а после покорно подставляются под кулаки мужей. Они похожи на чёрных растрёпанных ворон и плохо пахнут.

Ваши бабки шипят неофитам из углов церквей о том, что те неправильно крестятся.

Ваши дети, с которыми вы боитесь говорить о сексе и которых связываете при подозрении на онанизм, вырастают потом в Чикатило, Фишеров и Тесаков.

Ваши лидеры прикрываются фанатиками, а чуть что не так, говорят, что они не ваши.

Ваши колокола не дают людям спать.

Ваши церкви строятся вместо школ и больниц.

Ваши мракобесы лечат молитвой, а потом плачут над безвременно усопшим.

Ваши — Милонов и тот же Энтео.

Ваш настоящий, истинный принцип озвучен одним боевиком ещё в начале двухтысячных: «Ваша мечта — сидя по горло в дерьме, затащить туда всех остальных».

Не так? Опровергните. А пока — будьте вы прокляты, лицемеры и фанатики всех мастей. Будьте прокляты, сойдите в свой ад и заберите туда же ваших собратьев по духу.