Одна я тут Гаечка

2015-06-20 | 03:27 , Категория текст


Вот хорошо быть как Питер Пэн — ни забот, ни хлопот, целый день играешь с друзьяшками, попадаешь в приключения и устраиваешь пакости пиратам. А потом можно вернуться домой, где замечательная Венди накормит, вытрет нос, почитает сказку на ночь и отправится исправлять то, что ты успел разрушить за день. Как всепрощающая идеальная мамуля.

Да что там Питер Пэн! Хорошо быть как Питер Гриффин. Можно угнать ракету, разнести полгорода и притащить домой лошадь, а удобная Лоис поворчит-поворчит, но всё равно всё исправит и примет тебя с распростёртыми объятиями, не забыв надеть ради тебя кружевное белье, хоть ты и тупица со справкой, поперёк себя шире и регулярно пердишь дочери в лицо.

И каким бы ты ни был — хоть супергероем, хоть гением-учёным, хоть неудачником, хоть безумным дурачком, всё равно рядом будет она — идеальная человекофункция, созданная для того, чтобы собирать наломанные тобой дрова, направлять тебя по верному пути, когда ты нагуляешься по неверным путям, и в конце концов достаться тебе насовсем в качестве трофея за достижения.

Примерно такая картина для девочек и женщин вырисовывается из масс-медиа — этого удивительного мира, где на десять ребят приходится одна девчонка. У неё нет индивидуальности, у неё нет подруг, она тусуется только с мальчиками, вся её роль сводится к функции мамочки/нянечки/училки в коллективе, и, несмотря на свою зашкаливающую идеальность, она рано или поздно достаётся главному герою, даже если он сам по себе чуть умнее плесени. Ну не компетентному же человеку мир спасать и не ровню же себе в спутники жизни выбирать, вы что!

Вот она, дискриминация мужчин: в любом произведении мальчику предлагается десяток мужских ролевых моделей на выбор, любого характера, внешности и мировоззрения, а девочке бросают кость в виде одной штампованной на конвейере синтетической модельной красавицы, полностью оторванной от реальности и запрограммированной только на помощь и поддержку этого «сосисочного фестиваля». Мужским персонажам позволено быть умными и глупыми, смешными и серьёзными, болтливыми и молчаливыми, красивыми и некрасивыми, а для девочки доступна лишь одна ролевая модель: идеальной куклы. А если ты девочка, но не страдаешь перфекционизмом, то мультики тебе не положены, иди лучше спаяй пару проводов, чтобы впечатлить белого господина.

Вот она, дискриминация мужчин: какой бы компетентной или сильной ни была та героиня, она никогда не обойдёт главного героя, потому что в конце всегда выяснится, что даже полный кретин смекалистее самой умной умницы, а самый чахлый задохлик сильнее самой сильной амазонки.

Вот она, дискриминация мужчин: большинство режиссёров, сценаристов и продюсеров, создающих те мультики, фильмы, игры и так далее, являются мужчинами. Могут урезать финансирование мультсериалу, потому что в главной роли девочка (привет, современный «Никелодеон»!), могут рисовать героинь с одним и тем же лицом, потому что иначе они «перестанут быть миленькими» (привет, современный «Дисней»!), могут и вовсе отменить «девчачьи» проекты, потому что «игрушки и фанатскую атрибутику покупают только мальчики» (привет, «Картун Нетворк»!), могут потребовать заменить главную героиню на героя, чтобы выпустить игру (авторы Life is Strange — молодцы, отстояли-таки), а при сборе статистики о составе целевой аудитории комиксов девочек в опросе могут проигнорировать вообще («Ди-си Комикс» — ни дня без глупых поступков).

Вот она, дискриминация мужчин: мальчики во дворе могут хоть целый день поочерёдно играть в черепашек-ниндзя, трансформеров и человеков-пауков, а девочки должны довольствоваться пассивной ролью какой-нибудь Эйприл или Мэри Джейн, или придумывать своих героинь, что зачастую в игре не котируется, или без конца отыгрывать роли мужских персонажей. Не говоря уже о том, что игры «в мультики» предполагают только компанию мальчиков, а с подругами поиграть не выйдет, потому что девочка как Горец — должна быть в произведении только одна. Со временем это может привести девочку к мыслям вроде таких: «девочка не может быть героиней», «женская дружба не важна, тусоваться с мальчиками престижнее», «все девчонки — бестолковые дуры, одна я тут Гаечка, не такая, как эти все».

О боже, мужчины, как вы только смогли вырасти на таких душераздирающих мужененавистнических примерах? Несчастные вы!

Феминистки давно борются с таким способом репрезентации женских образов. С бесконечной чередой бесполезных трофейных принцесс, пустоголовых Смурфетт, общественных «мамочек» и идеализированных богинь на постаменте, с которыми девочки не могут себя ассоциировать, потому что эти образы лишены индивидуальности и не развиваются от начала и до конца произведения.

Борются с гендерными стереотипами, из-за которых все фильмы и мультики как под копирку.

Борются с непрошибаемой тупостью студий, упорно игнорирующих интересы 50% зрителей.

То, что ты, автор истории «Мише два, а Маше пять», описал в своей жалобе, называется не «дискриминация мужчин». Это называется проще: «Мальчик, ты зажрался».